Вопрос о хазарском наследстве и «хазарской легитимности»: «закрытие Хазарии» Святославом Игоревичем

Лисюченко И.В.

Вопрос о хазарском наследстве и «хазарской легитимности»: «закрытие Хазарии» Святославом Игоревичем
текст:

Рассматривая хазарский вопрос, необходимо остановиться на том, что его следует изучать, по возможности, комплексно, не ограничиваясь только некоторыми, кажущимися современному человеку более важными, аспектами. В контексте неклассической историографии необходимо использовать принцип признания чужой одушевлённости, который предполагает анализ особенностей психологии, системы ценностей и своеобразия ментальности язычников и «двоеверцев», в том числе и создателей письменных, эпиграфических и фольклорно-этнографических источников. Реализация данного метода имеет место в историко-психологическом методе, позволяющим понять многочисленные «странности» в поведении человека – носителя традиции, - разумеется, «странности», с точки зрения современности.

Скудость источниковой базы, нередкое отсутствие параллельных источников порой диктует автору использование особого метода исследования, названного К. Гинзбургом «уликовой парадигмой», когда реконструкции индивидуальных случаев возможна только «на основе следов, симптомов, улик»1. Обмолвка летописца, единственное число там, где по законам грамматики древнерусского языка должно двойственное, наименование дипломатической поездки «нашествием» - все эти случаи заставляют историка искать объяснение, и такие поиски порой могут привести к весьма неожиданным выводам.

Обратимся же к ситуации вокруг гибели Хазарского каганата. Об этом событии сообщает «Повесть временных лет» (ПВЛ) и Новгородская I летопись (НПЛ) младшего извода. Источниками последних являлись произведения фольклора, устные рассказы, причём далеко не всегда из первых рук, документы княжеских архивов и пр.2 Например, по мысли И.Е. Забелина, ими были краткие записи на полях церковных книг древней христианской общины восточных славян3.

Не меньшее значение для нас имеют источники «с другой стороны» - арабо-персидские. Из учёных классической школы особое значение для нас имеет труд продолжателя и даже в какой-то мере ученика ал-Истахри Абулкасима Ибн Хаукаля ан-Нисиби, уроженца Северного Ирака. Ал-Истахри встретился с ним около 951/2 г. и поручил довести до конца свой собственный труд. Продолжателем ал-Истахри был не кабинетный географ, подобный автору «Пределов мира», а выдающийся путешественник, побывавший и в Центральной Африке, и в Италии, и в Индии, и в Испании. Похоже на то, что ан-Нисиби совмещал научные изыскания с политикой. Он был разведчиком и Аббасидов, и египетских Фатимидов4. В Южном Прикаспии Ибн Хаукаль слышал рассказы беглецов из Хазарии, разгромленной Святославом Игоревичем, о том, что некоторые жители столицы каганата Атиля бежали на остров Сийах Кух (`Чёрная гора`), под которым в данном случае, по мысли В.Ф. Минорского, С.Г. Агаджанова, А.П. Новосельцева и И.Г. Коноваловой, подразумевались Мангышлак и Устюрт5. Особый интерес Ибн Хаукаля к русам, согласно весьма вероятному предположению А.П. Новосельцева, связан и с близостью к двору сирийского правителя Сейф ад-Даула, с которыми русы воевали как союзники Византии6. Большое значение для нас вызывает сообщение данного источника о народе баджанак (печенеги) как о шипе (шаукат) русов7 – самое яркое свидетельство о тесном союзе большей части печенегов и русов, направленном против Хазарии, косвенно подтверждаемое и ПВЛ, и данными Венгерского Анонима короля Белы III8, - свидетельство, не оцененное в должной мере в науке и в наше время.

Оставим ненадолго эту тему и обратим внимание на следующее обстоятельство политико-правового характера. На Руси в домонгольское время, несмотря на колоссальнейшие военные и дипломатические успехи, князья, похоже, вообще не нуждались в какой-либо идеологической поддержке своей власти и авторитета извне, и в варварских королевствах Западной Европы, вопреки мнению Е.В. Климова, мы видим, похоже, иную ситуацию, чем в Киевской Руси9. В глазах народа авторитет любого лица княжеского достоинства и так был очень высок. Именно данная причина, а не имперское высокомерие и не слишком большая разница между византийскими и древнерусскими реалиями, как у В.В. Долгова, привела к тому, что идеологическая система Руси была глубоко оригинальной10. Как показывают примеры из истории иных обществ, именно ослабление государства приводит к необходимости искать особое идеологическое обоснование своей власти. Так, в условиях упадка Орды ханы стали ссылаться на волшебное могущество своего предка – Чингисхана11. У восточнославянских же князей такой потребности, по нашему мнению, не было.

Г.В. Вернадский и В.Я. Петрухин полагали, что об усилении княжеской власти на Руси сигнализировало принятие титула каганъ. «Хазарский каган был первым государем у славян Приднепровья, - ещё раньше писал М.К. Любавский. – Вот почему именем «каган» впоследствии пользовались для обозначения уже русского государя: первый митрополит из русских Иларион составил «похвалу» кагану Владимиру»12. Если это так, всё вышесказанное требует, как минимум, определённого пересмотра. О принятии данного титула сообщают «Annales Bertiniani» под 839 г. и, насколько можно понять, письмо императора Людовика II Василию I Македонянину, датированное 871 г. и сохранившееся в составе Салернской хроники первой половины X в.13.

В «Annales Bertiniani» сообщается о посольстве, прибывшем к Людовику Благочестивому в Ингельгейм, которое в 839 г. возвращалось обратно к кагану росов от византийского императора, и не могло иным путём вернуться на родину, ибо путь был преграждён некими варварскими и бесчеловечными народами. Данное сообщение породило много споров, потому, как нам кажется, имеет смысл привести его полностью, имея также в виду чрезвычайно сложный синтаксис последнего. Итак, имея в виду василевса Феофила иЛюдовика, источник сообщает следующее: «Misit etiam cum eis quosdam, qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant, quos rex illorum, Chacanus vocabulo, ad se amicitiae, sicut asserebant, causa direxerant, petens per memoratam epistolam, quatenus benignitate imperatoris redeundi facultatem atque auxilium per imperium suum totum habere possent, quoniam itinera per quae ad illum Constantinopolim venerant, inter barbaras et nimiae feritatis gentes immanissimas habuerant, quibus eos, ne forte periculum inciderent, redire noluit. Quorum adventus causam imperator diligentius investigans, comperit eos gentis esse Sueonum, exploratores potius regni illius nostrique quam amicitiae petitores ratus, penes se eo usque retinendos iudicavit, quod veraciter invenire posset, utrum fideliter eo necne pervenerint; idque Theophilo per memoratos legatos suos atque epistolam intimare non distulit, et quod eos illius amore libenter susceperit, ac si fideles invenirentur, et facultas absque illorum periculo in patriam remeandi daretur, cum auxilio remittendos; sin alias, una cum missis nostris ad eius praesemtiam dirigendes, ut quid de talibus fieri deberet, ipse decernendo efficeret»14. («Они говорили, что их, то есть их народ, называют Рос, и которых их король, называемый хакан, ради дружбы отправил к нему, по той причине, указанной в помянутом письме, где он просил, чтобы император милостиво дал им возможность вернуться в свою страну и охрану по всей империи, так как пути, по которым они в Константинополь прибыли, шли через варваров, народов весьма бесчеловечных и диких, и он не желал бы, чтобы они, возвращаясь по ним, подвергались бы опасности. Тщательно расследовав причину их путешествия, император узнал, что они принадлежат к народу свеонов; считая их скорее шпионами и для того государства, и для нашего, а не искателями дружбы, он решил задержать их у себя, чтобы бесспорно выяснить, с хорошими ли они пришли туда намерениями, или же нет; и он тут же сообщил Феофилу через упомянутых послов и письмом о том, что он из приязни к нему их охотно принял, и если они окажутся добрыми людьми, а также представится возможность безопасно им вернуться в отечество, то они будут отправлены туда с охраной; в ином же случае они вместе с посланными будут отправлены к нему, чтобы сам он решил, как надлежит поступать с таковыми15»).

Относительно позиции обеих сторон, по всей видимости, следует верить источнику, который сообщает об искренних союзнических отношениях двух императоров. В предыдущем году Мутасим взял Аморий, родину императоров правившей тогда династии, а Феофил с горя тяжело заболел. Далее василевс предпринял попытку создать союз против державы Аббасидов с Венецией и Омейядом Абд ар-РахманомII16, что легко понять, имея в виду вражду государств потомков Аббаса и рода Омайя племени Корайш. Подозрительность же Людовика относительно скандинавов также ясна. Что же касается локализации упомянутых в анналах росов, то историки не пришли в данном случае к однозначному решению. Д.А. Мачинский писал, что Русский каганат здесь - это Ладожская земля, Е.А. Мельникова – Ладожско-Ильменский регион, если перед нами – не послы хазарского кагана, П. Сойер и А.П. Новосельцев, продолжая линию, намеченную ещё А.Я. Гаркави, писали о севере Руси, Г.В. Вернадский видел в данном случае Приазовье, А.В. Карташёв – Тмутаракань, Х. Арбман, правда, с некоторыми колебаниями, – государство шведов на Верхней Волге. С.Ф. Платонов в данном случае оставлял вопрос открытым17.

Кто же прав? Начнём с того, что следует согласиться с А.А. Горским в том, что перед нами – не послы хазарского кагана18. Ближе всего, по нашему мнению, к истине В.В. Седов, который полагал, что Русский каганат – это носители волынцевской культуры и развившихся на её основе роменско-боршевской и окской культур. У скандинавов титул «каган» не известен. П. Сойер, правда, писал, что это были скандинавские «группы искателей приключений под предводительством военачальников, вполне достойных титула кагана, по крайней мере, с точки зрения византийцев или мусульман», но тако предположение требует гораздо более серьёзных аргументов, чем мы находим в его работе. В том же русле рассуждает и Н.Ф. Котляр, который писал, что Росский каганат был «явно небольшим по размеру и не может претендовать на роль предтечи Русского государства». Однако, полагать так – значит, не учитывать, насколько серьёзным для народов Великой Степи был сам титул «каган», и насколько серьёзным должен быть военный потенциал у того, кто рискнёт на него претендовать. Прав А.А. Горский, писавший по этому поводу следующее: «Самозваное принятие титула кагана каким-нибудь предводителем викингов еще можно допустить (хотя это был бы факт беспрецедентный — ведь никому из их вождей на Западе не пришло в голову назваться «императором»), но признание этого константинопольским двором, бдительным по отношению к подобного рода вещам (достаточно вспомнить, сколь болезненно реагировала Византия на провозглашение императором Карла Великого; а ведь он завоевал до этого пол-Европы и был коронован в Риме папой), невероятно». Однако, другое мнение учёного, правда, высказанное им достаточно осторожно, - о том, что «первым «каганом Руси» был родственник хазарского кагана, бежавший из Хазарии в результате происходившей там в начале IX в. междоусобицы», практически недоказуемо и, в целом, маловероятно. К тому же, и сам А.А. Горский соглашается в том, что вскоре хазарский правящий род теряет здесь власть. Что же касается скандинавов, то следует отметить, что по данным, приводимым В.В. Седовым, освоение северными германцами Восточной Европы в данное время ещё только начиналось. В частности, в Изборске нет скандинавских древностей VIII-X вв. До X в. археологически северные германцы не выявляются и во Пскове. На Сарском городище первые находки скандинавских типов известны, правда, для более раннего времени (начало IX в.), но это всё же далеко не эпоха Вендель. В некоторой степени исключением является самый крайний пункт Восточной Европы – Ладога, но и она с рубежа 60-70-х гг. VIII в. становится по преимуществу славянским поселением. Клады, появившиеся в первые десятилетия IX в., были связаны с формирование пути от Балтики, располагались в тех местах (исключая Ладогу), где скандинавов не было. Последние поселяются в других пунктах Севера Восточной Европы лишь с 60-х гг. IX в. Торговые же связи с Востоком в указанный период скандинавы осуществляли не через Волжский, а через Донской бассейн. Археологические источники, известные современной науке, говорят, вопреки П. Сойеру, об этом, а ни о чём другом. Для их опровержения необходимы археологические аргументы, в первую очередь, массовый материал конца VIII – первой трети IX вв. Однако, насколько нам известно, такого материала, который опровергал бы выводы В.В. Седова, нет, а появление торгово-ремесленных поселений на Севере Восточной Европы в VIII в. вообще не было связано с прокладыванием путей по Днепру и от Балтики по Волге, ибо эти торговые пути появились позже. Частично к данным выводам присоединяется и И.В. Дубов. К тому же, как резонно отметил В.В. Фомин, далеко не все неславянские находки Восточной Европы следует оценивать как скандинавские, а начало дирхемной торговли связано именно с южнобалтийскими славянами. Северные германцы присоединились к ней несколько позже, о чём писали в своей статье в 1978 г. А.Н. Кирпичников, Г.С. Лебедев, В.А. Булкин, И.В. Дубов и А.В. Назаренко. Если Русский каганат имел постоянную столицу, последней мог быть, как резонно полагал В.В. Седов, только Киев19. Здесь данный исследователь шёл по стопам других учёных, уже давно отождествлявших этот каганат с Киевским княжеством20. К югу Восточной Европы в вопросе о локализации Русского каганата склонялся и И.П. Шаскольский21. А.П. Новосельцев возражал против данного мнения, ибо Русский каганат надёжно, как мы видели выше, фиксируется в первой трети IX в., а поляне, по мысли исследователя, находились под хазарской властью вплоть до конца данного столетия. Таким образом, пишет учёный, каган русов в данном случае – князь какой-то другой восточнославянской этнической группы. Однако, ПВЛ, вопреки А.П. Новосельцеву, не даёт такой датировки, по крайней мере, прямо22. Таким образом, Полянская земля является всё же наиболее вероятным претендентом на роль территории Русского каганата. Кроме того, следует специально отметить, что нет ничего странного в том, что на службе у русского кагана оказались свеоны-неславяне, кем бы они ни были. Правда, отождествлять свеонов данного источника со свеями, как это делали, в частности, М.К. Любавский, А.П. Новосельцев и Р.Г. Скрынников, как минимум неосторожно, ибо последних, как мы видели выше, ПВЛ прямо отделяет от варягов-руси23.

Итак, великий киевский князь в первой трети IX столетия, а скорее всего, ближе к началу этого века, принимает титул каганъ. Данный факт необходимо рассмотреть с нескольких сторон. Данный сюжет неотделим от так называемого «двоевластия» у народов Великой Степи. Типы двоевластия, отметим особо, могут быть совершенно разными. Что касается тюрок и монголов, то различные виды двоевластия у этих кочевников алтайской языковой семьи детально изучены В.В. Трепавловым. Здесь, строго говоря, имела место асимметрия, ибо владыка одного крыла сильнее другого24. Однако, пожалуй, только у хазар мы видим именно бездеятельного и фактического правителей, причём последнее, как после тщательного изучения показал А.П. Новосельцев, - плод длительной эволюции, медленного процесса, который, тем не менее, можно, хотя и в самых общих чертах, проследить по письменным источникам25. Можно ли считать хазарский тип двоевластия лишь вариантом тюркского двоевластия, к чему в одной из последних работ явно склоняется Т.М. Калинина26, или же перед нами во многом особый случай, связанный с принятием верхушкой Хазарии иудаизма, что наложилось на борьбу внутри правящей верхушки27, или же борьбой собственно хазарской и булгарской знати за верховную власть, о чём писал А.В. Гадло? Может быть, прав Е.А. Шинаков, который писал о том, что внутренний конфликт внутри Хазарии (точнее говоря, кровавая и долгая война, длившаяся около 20 лет как раз-таки в первой трети IX в., причём развязавший её Обадия, принявший иудаизм, его сын Манакия и внук Езекиил погибли в борьбе) завершился «компромиссом хазаро-иудейской торговой верхушки и болгарских степных ханов, допущенных к кормилу власти»28.

Мы склонны к тому, что все вышеперечисленные точки зрения содержат в себе рациональное зерно. Действительно, смена религии всегда неразрывно связана с борьбой за власть, явно осложнённую, в данном случае, не только участием в событиях относительно нового субъекта политики - рахдонитов, но и, вполне возможно, старыми противоречиями между различными этническими компонентами в степях Юго-Восточной Европы, пусть и в значительной мере родственными друг другу (хазары и булгары; вспомним и исконный смысл этнонима болгаре / булгаре - 'смесь'). Но если бы не было древнейших представлений о сакральности кагана и о самом принципе двойственности власти, свойственном более ранним государственным образованиям Великой Степи, политогенез в Хазарии мог бы пойти здесь совсем по другому пути. Данные же обстоятельства превратили кагана в подобие иных царей-богов – почитаемых, но безвластных, а шада (каган-бека) – в фактического правителя. Шад, наряду с джебу, по всей видимости, в раннее время был одним из двух могущественнейших сановников государства, что обычно для тюрок (подобным калге Крымского ханства), но, разумеется, не полноправным владыкой, каковым он стал гораздо позже29.

У А.П. Новосельцева, когда он пишет о принятии русами титула каганъ, на первый план выходит следующее обстоятельство: у тюрок хакан – это правитель, под которым находятся иные правители, хотя он не отрицает и внешнеполитических причин его принятия русами. Дело в том, что у ал-Хваризми «хакан» – не синоним титула «хан», а «хан ханов». Потому хаканом называли китайского императора, а у ал-Балазури хаканом гор называется сахиб ас-Сарир. Следовательно, по мысли учёного, принятие данного титула правителем русов отражало претензии «на главенство среди других князей и правителей, ибо он изначально подразумевал такой смысл»30. Однако, одно дело - логика восточных авторов-мусульман, и совсем другое – логика язычников и «двоеверцев». Причина заимствования данного титула русами явно была иной: русы боролись против хазар, а это был высший титул священного владыки, к которому в Степи относились очень серьёзно. Отсюда и объяснение всех недоумений выдающегося исследователя «Слова о полку Игореве» XIX в. Е.В. Барсова, которые нельзя решить только признанием долгого владычества хазар над Киевом. Учёного особенно удивляло именование каганом Св. Равноапостольного князя Владимира у митрополита Илариона. «Ни глубокое национальное чувство, коим дышит его слово, - с явным удивлением писал учёный, - ни возвышенная церковная мысль, ему свойственная, не положили запрета на величание к храме Божием равноапостольного князя этим языческими поганским титулом»31.

Отрицать сакральный характер каганской власти у исторических тюрок не имеет смысла. Почитание кагана у хазар вплоть до деталей ритуала, как показал ещё С.П. Толстов, было сколком ситуации в Тюркютском каганате32, некогда объединившем всю Великую Степь Евразии – от Амура до Дуная33. И.Г. Семёнов даже полагал, что данные древнеармянского автора VII в. Гевонда свидетельствуют о том, что хазары, стремясь создать очередную мировую державу Великой Степи, даже ввели должность «хазар-элетебер», т.е. 'эльтебер (правитель) хазар'. Данное мнение приняли далеко не все исследователи34, вопрос нуждается в дальнейшем изучении, но для нас важнее всего, что, согласно сведениям Ибн Хаукаля, само появление кагана хазар заставляло врагов покоряться и успокаивало междоусобицы35. На последнем следует остановиться подробнее. Насколько нам известно, никогда и нигде, по крайней мере, в Евразии в эпоху поздней первобытности, древности и Средневековье, и ни у одного иного народа подобного не было – даже отдалённо. Перед нами логика, чрезвычайно далёкая не только от современной, но и от логики христиан, иудеев или мусульман. Таким образом, каган – это действительно «земной бог», «бог во плоти», что и помогло сначала хазарам, а потом рахдонитам, опутавших каганов своим влиянием, даже не имея серьёзных военных сил, одерживать важные победы.

Отметим особо: ни гроза Рима Аттила, ни Таншихай, великий объединитель древних монголов, в 177 г. н.э. разбивших три (!) огромные китайские армии, нигде не упоминались с этим титулом, ибо, насколько можно понять, они не имели на него права! Всё, что известно о присвоении псевдоаварами своему лидеру титула «каган», свидетельствует о том, что перед нами – откровенная узурпация36, которая не могла не возмутить любого знатока и блюстителя древних степных традиций. Наличие или же отсутствие реальной власти у хазарского кагана – фактор важный, но не имеющий, вопреки А.П. Новосельцеву, решающее знание для язычников и «двоеверцев» - тюрок, алан, славян, а посольство к кагану со стороны шаханшаха Ирана – вовсе не решающий аргумент в пользу того, что каган реально правит37. Вспомним, что западноевропейские латиноязычные памятники вообще не знают джилу – фактического владыку мадьяр, ибо главой последних считался кенде, и все дипломатические послания шли на его имя. По словам же А.П. Новосельцева, «в начале X в. правитель Руси вряд ли стал бы принимать титул хакан, поскольку у хазар он в ту пору имел лишь символическое значение верховного властителя»38. Великий князь действительно принял его гораздо раньше, но не потому, что в начале или первой четверти IX в. хазарский сакральный владыка ещё обладал всей полнотой власти, а потому, что именно тогда один из властелинов восточных славян, скорее всего, как мы видели выше, правитель Киева, счёл себя настолько сильным, чтобы в глазах тюрок, тяжело переживавших иудейскую узурпацию, претендовать на статус господствующего в регионе владыки, сама личность которого «излучала» сверхъестественную мощь, неотделимую, разумеется, от военно-политического могущества, ибо военная сила в глазах человека того времени – лишь одно из необходимых проявлений этой мощи. Едва ли восточные славяне сами были ослеплены этой древней мощью священных владык Великой Степи, как то фактически получается у В.В. Долгова. По словам последнего, «стараясь придать киевскому князю большую значительность и величие, на Руси стали использовать отнюдь не греческую титулатуру («василевс», «деспот» и пр.), а титул «каган», имевший тюркское происхождение. Образ хазарского владыки (а до него и аварского), носившего этот титул, надо полагать, был воплощением мировой власти и мощи для славян на протяжении нескольких столетий ещё до прихода Рюрика. Оказалось, что древняя традиция предпочтительней»39.

Скорее данный титул, смысл которого русы, разумеется, хорошо понимали40, существовал, по крайней мере, в первую очередь, для «внешнего употребления», и сохранялся, судя по «Слову о полку Игореве», после гибели Хазарии (разумеется, мы не рассматриваем просуществовавшую, по всей видимости, ещё около ста лет «мини»-Хазарию на Мангышлаке41) лишь там, где он был нужен, исходя из тех же соображений внешнеполитического престижа или же «в продолжение» хазарской традиции на землях, заселённых, в том числе, и хазарами, но вошедших, после гибели Хазарии, в состав Руси (Тмутаракань, Корчев (Керчь), Белая Вежа)42. Как мы полагаем, добавим попутно, принятие данного титула нельзя назвать узурпацией43, о чём мы скажем подробнее чуть ниже.

Потому, по всей видимости, автор «Худуд ал-Алам», писавший, как известно, на новоперсидском языке, и называет правителя (хакана) русов падшахом, что тождественно шаханшаху, царю царей Ирана44. Сам титул каганъ (гагганбогомильских памятников) некогда означал `вождь-первосвященник`. Его имели уже правители страшной орды жужаней, хотя возводить данный титул именно к ним, к чему с некоторыми колебаниями склонялся А.П. Новосельцев, нельзя. Дело в том, что он старше и тюрок, и даже народов алтайской языковой семьи как таковых, ибо встречается у сиу-дакотских племён. Контакты предков последних с прахуннами продолжались примерно до начала н.э., пока эскимосы не захватили берега Берингова пролива. Ранее же имело место иное. Так, черты алгонкинского антропологического типа прослеживаются у динлинов. Захоронение человека индейского типа было найдено и на Южном Урале. Выведение же титула каганъ из иудейского «коген», как у А.В. Карташёва, таким образом, ничем не обосновано45. Что же касается сохранения титула каган не только тмутараканскими, но и киевскими князьями первой половины XI в., то, возможно, перед нами - не просто дань традиции, хотя и данный фактор нельзя автоматически отбрасывать, но и подчёркнутое отражение независимости Руси от Византии, как полагал А.П. Новосельцев46. Возвращаясь же к Волжской Булгарии, отметим, что, согласно исследованиям И.Л. Измайлова, анализировавшего в данной связи различные источники, булгары стремились получить «легитимацию от двух «царственных» народов – арабов и хазар»47. Относительно же русов необходимо сказать, что перед нами – и восприятие сакральной мощи каганов, и её преодоление – как победитель становится выше побеждённого, несмотря на всю мощь и славу последнего, оставшуюся в былом.

Целенаправленная же политика, предполагающая сохранение значительной автономии подчинённых этнических групп, подобная, как раз-таки, политике победителя кагана Святослава Игоревича, известна в истории архаических обществ, и она не может характеризоваться как проявление слабости48. Так, угры воевали под началом Святослава, но как автономная военная единица. Об этом писал Иоанн Скилица. Сведения о том же сохранились и в каких-то русских источниках, использованных В.Н. Татищевым уже при составлении II редакции своего труда («с угры же имел любовь и согласие твердое»). Таким образом, византийский историк, вопреки скепсису А.П. Толочко, подтверждает данное свидетельство В.Н. Татищева. Это обстоятельство позволяет, вслед за А.Н. Сахаровым, принять и уникальное сообщение той же редакции «Истории Российской» о том, что Святослав привлёк к себе и поляков. Кроме того, Иоакимовская летопись пишет о помощи князю со стороны князя ляцкого и князя угорского, причём последний являлся Святославу тестем49. Данное сообщение также нет оснований отвергать. Следует согласиться с А.Н. Сахаровым, А.П. Новосельцевым и Е.А. Шинаковым в том, что народ баджанак (печенеги), по крайней мере, их часть, был в союзе с русским князем, о чём также сообщает Скилица, оставаясь, вопреки В.Ф. Минорскому, почти до самого конца его правления «шипом русов», по словам известного разведчика и купца Абулькасима Ибн Хаукаля50. Лишь позже, и то едва ли все, они стали врагами Руси, что на самом деле было связано с гибелью общего врага – Хазарии, а не с печенежско-мадьярскими войнами и не с отсутствием на Руси в то время усобиц51 или же с тем, что главные объединения печенегов тогда находились ещё восточнее Волги52. Весьма вероятно, что страшная русско-печенежская война 988-997 гг., бремя которой легло уже на сына Святослава Владимира, велась под знаменем газавата печенегов как мусульман-неофитов, обращённых в новую веру хорезмийскими проповедниками53. Ислам, как известно, приняла только часть печенегов, что вызвало войны между новообращёнными кочевниками и теми степняками, которые остались верны древним богам54. Осада же Киева в 968 г. – скорее, дело лишь одного из печенежских объединений. Думать так заставляет известная ремарка летописца, дающая понять, что войны как таковой, вопреки мнению В.Н. Татищева, Н.А. Полевого и Г.В. Вернадского, не было. Об этом писал Л.Н. Гумилёв. Итак, обратимся к источнику: «То слышавъ Святославъ, вборзе въседъ на кони съ дружиною своею, и приде къ Киеву, и целова матерь свою и дети своя, съжалиси о бывшем от Печенегъ, и събра воя, и прогна Печенегы, и бысть мирно»55. Но в таком случае ясно, что Киев осаждали далеко не все печенеги. Можно также согласиться с С.А. Плетнёвой в том, что Святослав воспринимался у тюрков-кочевников как идеальный степной богатырь56 и, добавим мы, идеальный владыка-каган.

Нельзя исключить, что киевский князь пользовался поддержкой в славянизированной арийской, в первую очередь, аланской среде Юга Восточной Европы. То, что подобная существовала, причём даже в XI-XIIIвв., показывают нам материалы Яблоновского могильника на правобережье Днепра, в бассейне Роси57. Р.С. Липец обратила внимание на сходство образа Святослава Игоревича, как он отражён в наиболее ранних летописях, и образа батыра в восточных эпосах. «Князю Святославу възрастьшю, и възмужавшю, нача вои съвокупляти многы и храбры, - читаем мы в Ипатьевской летописи, - бе бо и самъ хоробръ и легокъ, ходя акы пардусъ, воины многы творяше; возъ бо по себе не возяше, ни котла, ни мяс варя, но по тонку изрезавъ конину, или зверину, или говядину на оугълехъ испекъ, ядяше, ни шатра имаше, но подъкладъ постилаше, а седло въ головах; такоже и прочии вои его вси бяху; и посылаи къ странам, глаголя: «Хочю на вы ити». Аналогичный текст мы видим и в других летописных памятниках - НПЛ младшего извода, Радзивиловской, Софийской I летописи. В данном случае явно происходило взаимодействие фольклора восточных славян и степных народов: для собственно восточнославянского эпоса подобный образ героя-тигра, героя-барса нехарактерен. Былины – образец сдержанного, сурового и спокойного по стилю эпоса, в этом исследовательница права, у русских сказителей подобное явление, в конце концов, привиться не смогло. Для них более характерны величественные фигуры, иногда поражающие своей монументальностью. Однако, летописный текст – налицо, потому следует согласиться с Р.С. Липец в том, что «частично хвалебные песни о Святославе Игоревиче могли быть или сложены в нерусской среде, или испытали влияние этой среды». Но что это была за среда? Исследовательница склонялась в пользу тюрок58. Однако, то, что мы знаем о ситуации в западной части Великой Степи, говорит скорее либо о тюркской и аланской, или даже об аланской, по преимуществу, среде, откуда на Русь мог прийти подобный образ. Вопрос нельзя решать, лишь имея в виду тюркский мир и тюркскую культуру. Иранское влияние, строго говоря, отрицать тоже нельзя. Если иметь в виду картвельские параллели, то здесь образ воина-барса также хорошо известен, может быть, также под иранским влиянием59. Но если рассмотреть восточнославянскую культуру, то влияние культуры Ирана явно имело здесь меньшее значение, чем влияние гораздо более близких алан – активных участников тех решающих событий 60-х гг. X в., героем которых и выступал этот князь-«пардус».

Захватив же Болгарию, русский князь, в противоположность Цимисхию, лицемерно заявившему, что пришёл спасти болгар от росов, не лишил титула юного болгарского царя Бориса. Последний свободно перемещался по столице, ибо впоследствии был пойман византийцами во внешнем городе. Сохранялась и болгарская казна. Учитывая обмолвку византийских источников о том, что Калокир был близок к болгарскому двору, А.Н. Сахаров делает резонный вывод и о том, что этот двор существовал и во время русского владычества60. Главное для Святослава в Болгарии – фактическая власть, опирающаяся на поддержку достаточно широких слоёв населения. Данной цели он добился, ибо многие болгары воевали за росов против греков. Преувеличивать враждебность болгар и росов нельзя, ибо источники рисуют нам совсем иную картину. Так, враждебный росам Лев Диакон говорит о множестве мисян (болгар), погибших в бою с греками, сражаясь бок о бок с росами61.

По весьма вероятному предположению А.В. Назаренко, во время переговоров с Константином Багрянородным Ольга добилась благожелательного нейтралитета империи в ходе будущей войны с каганатом62. Итак, в 965 г. для Хазарии пробил страшный час. О гибели каганата сообщают и восточные источники63, и древнерусская летопись: «Идее Святославъ на Козари. Слышавшие же Козари, изидоша противу съ княземъ своимъ Каганомъ, и съступишася биться; бывши брани, одоле Святославъ Козаремъ, и град ихъ и Белу Вежю взя, и Ясы победи, и Касогы»64.

Иногда считают, что гибель Хазарии привела к кризису торговли65, но если это и так, то в целом уничтожение данного сильного военно-политического организма благотворно сказалось на жизни большинства народов Восточной Европы. В течение нескольких десятилетий перед походом на далёкий север Марвана ибн Мухаммада (впоследствии последнего представителя рода Омейя племени корайш на халифском престоле) каганат, судя по археологическим материалам, предпринял ряд опустошительных походов в земли северян и полян, в результате чего пеньковское население бежит на север и возвращается только после ухода кочевников. Хронологически это последняя треть VII – первая треть VIII вв. Позднее завоевателям на некоторое время становится, по всей видимости, не до новых данников. Возвращение земледельческого населения можно легко связать со страшным погромом Марвана66. Второй удар каганата (по всей видимости, незадолго до страшной междоусобицы, связанной с борьбой за власть между старой знатью и иудеями) по славянам, с чем ряд исследователей связывает гибель Битицкого городища, приходится на начало IX в. (около 813-815 гг.)67.

Но вернёмся в 60-е гг. X в. Для алан Подонья и Кавказа этот поход был таким же освободительным, как и для восточнославянских племен. Разгром «ясов» ПВЛ В.А. Кузнецов связывает с Кавказской Аланией и даже по этому поводу заключает: «Поход Святослава показал отсутствие стабильных связей между Русью и Аланией и непрочность их союзнических отношений, определившихся в 40-х гг. Х в., и не вышедших на уровень отношения государственных»68. Данный вывод, на первый взгляд, соответствует истине, особенно если учесть сообщения НПЛ об уводе пленных ясов и касогов Святославом69. Однако, мог ли мудрый дипломат, которым показал себя чуть позже Святослав в Болгарии Дунайской, где славяне-язычники не тронули ни одного православного храма, в отличие от самих византийцев, относиться так к верным в IX-Xв. союзникам своей страны? Отрицательный ответ на этот вопрос очевиден. Репрессии коснулись, видимо, лишь тех слоев кавказских и донских алан, которые были связаны с хазарской верхушкой, а также оплота Иудео-Хазарии – переселенцев из Хорезма – приаральских по происхождению алан70. Их и угнал, видимо, в рабство князь Святослав Игоревич. В самих же русских землях этот страшный воитель («Бояху бо ся зело его, зане был муж свирепый»)71 в некоторых вопросах также проводил довольно мягкую политику. Если в 944 г. Русь клялась Перуном72, то свой договор Святослав заключал, изрекая клятву и Перуном, и Волосом73, пойдя, таким образом, на серьёзные уступки племенам, поклонявшимся последнему74. Но мы не сможем сколько-нибудь приблизиться к истине, если не будем учитывать ситуацию того времени и мировосприятие людей X столетия и даже более поздних веков. Дело в том, что Святослав Игоревич победил и имел право на власть над Хазарией как новый каган, превзошедший всех прежних каганов, по суду богов.

Защищаемая нами трактовка событий, которые явно не выходили, с точки зрения людей того времени, из рамок правового поля, подтверждается наличием в древнерусской культуре такого чрезвычайно устойчивого понятия, как «суд Божий». Но стадиально ему явно предшествовал «суд богов» языческого периода в истории славянства75, о чём свидетельствует знаменитый эпизод 1071 г. Тогда Новгород «разделишася надвое: князь бо Глебъ и дружина его идоша и сташа оу епископа, а людье вси идоша за волхва, и бысть мятежь великъ межи ими. Глебъ же, возма топоръ подъ скутом, приде к волхву и рече ему: «То веси ли, что утро хощеть быти и что ли до вечера?» Он же рече: «Проповежь вся!» И рече Глебъ: «То веси ли, что хощеть быти день?» «Чудеса велика створю», - рече. Глебъ же вынемъ топоръ, ростя и, и паде мертвъ, и людье разидошася». Видеть здесь, подобно А.А. Синягину, коварство пришельцев-скандинавов и прирождённую доверчивость туземцев-славян76 смысла нет. Силы были неравны, но благоволение высших сил, по мнению язычников, было на Глебе, потому новгородцы и уступили.

Примерно так же рассуждает и Бхимасена в «Карнапарве», заявляющий, что победа – результат благословения богов77. Существуют и иные аналогичные примеры, когда завоевания, в частности, оправдывали волей богов. Так, об этом часто упоминается в эпиграфике I Болгарского царства78. Об этом же ясно свидетельствует следующий русский сказочный текст, где вообще не упоминается имя Бога христиан: «Да вот посмотрим, чья сильнее, та и правее». Впрочем, христианизированных текстах суть меняется слабо, ибо остаётся та же вера в Божий суд. Ён побил поляницу удалую, - читаем в былине про Добрыню, - Не сам ён побил, ему Бог пособил. Существуют и иные примеры подобного рода о «Божьей помочи»79. В былине об Илье и Идолище видим аналогичный по смыслу текст. Имея в виду Идолище, сказитель говорит: Как схватил он со стола булатний нож, / И кинул нож в Илью, Илью Муромца, / Тут-то Илье не к суду пришло: / Увернулся он за печку муравленую…80 По участи Добрыни в поединке с Ильёй у него поскользнулась правая рука и левая нога81. Если же вновь обратиться к русским сказкам, то здесь также можно найти примеры подобного «захвата власти по праву убийства», что также не вызывает противодействия народа или знати82. Это не «мираж фольклора».

Практически все исследователи, занимавшиеся историей Киевской Руси, в том числе и С.М. Соловьёв, обоснованно писали о том, что война здесь воспринималась именно как «Суд Божий». Вначале обратимся ко временам после Крещения Руси. В описании событий 1123 г., когда Ярослав Святополчич с иноземной помощью осадил сына Мономаха Андрея во Владимире-Волынском, по словам летописца, сын Святополка Изяславича надеялся на множество воев, а Андрей – на Бога. Побеждает, разумеется, последний, а Ярослав гибнет. Нечто подобное мы видим на краю пока ещё языческой, но уже христианизирующейся Северной Европы. Как показывают наблюдения Г.В. Глазыриной, описывая ситуацию в Исландии перед решающим Альтингом 999/1000 г., «Одд Сноррасон как бы противопоставляет оружие, имевшееся у двух сторон: защиту Бога и конунга Олава (здесь, скорее, конунг выступает как орудие Бога – И.Л.) у христиан против «полного вооружения» язычников»83. Оба эпизода – древнерусский и древнескандинавский – имеют явную библейскую параллель. Во 2-й книге Паралипоменон читаем о том, что царь иудейский Езекия во время похода Сенахирима на Иерусалим так говорит военачальникам: «Съ нимъ мышца плотская, съ нами же Господь Богъ нашъ, еже спасати и поборати на брани нашеи»84. «Не дотягшимъ же обоимъ, - вторит ему Ипатьевская летопись, сообщая о несостоявшихся союзниках Романовичей в Ярославской битве Конраде Мазовецком и Миндовге, - явлешоу же Богоу помощь свою над ними, яко не от помощи человекомъ победа, нъ от Бога»85. В Библии есть немало и иных примеров того, что исход любой битвы решается Богом, а не количеством ратных. Люди – лишь орудие в Его руках, своего рода «живое оружие», а Сам Он может стать огненной стеной вокруг города86.

Религиозное освящение имело место в годы тяжёлых, но победоносных походов Мономаха и других князей на половцев в 1103-1111 гг.87, но это вовсе не личное дело хитрого дипломата Владимира Всеволодовича ради личного честолюбия, как представлял данные события П.В. Голубовский88. Подобными сентенциями пестрит и Галицко-Волынская летопись, так что разбираемые нами представления обычны для домонгольской Руси. Во время войны здесь всегда обращались к Богу и Его Матери, а победа представлялась как результат Его благоволения89. Так, под 1257 г. читаем о ятвяжской дани Даниила, что «Богомъ же дана емоу дань»90. В помощь Бога в войнах верили и в XIV-XV вв.91 Об этом свидетельствует и «Повесть о явлении чудотворной иконы Феодоровской», что следует принять, несмотря на анахронизмы, имеющиеся в ней92. После Шелонской битвы пленные новгородцы, согласно Московскому летописному своду конца XV в., говорили москвичам о том, что они видели у врагов множество чудесных воинов, которые «знамена же имут желты и болшие стяги и скипетры…»93. К подобному относились очень серьёзно, веря, что Бог христиан дарует победу и обязательно поможет правому. Так, во время битвы на Рожни поле ослеплённый князь Василько Ростиславич Теребовльский «възвыси крестъ», который целовал к нему враг – киевский князь Святополк Изяславич. Здесь мы вновь видим то же противопоставление, что и во 2-й книге Паралипоменон: «И приступи Святополкъ крестъ, надеяся на множество вои, и сретошася по поли на Рожни, исполчившимся обоим, и Василко възвыси крестъ, глаголя, яко: «Сего еси целовалъ! Се перьвее взялъ еси зракъ очью моею, а се ныне хощеши взяти душю мою! Да буди межи нами крестъ сь!» И поидоша к собе к боеви, и сступишася полци, и мнози человеци благовернии видеша крестъ над Василковы вои възвышься велми». Ростиславичи победили94. Подобное известно и у других православных народов. Так, болгарский царь Иоанн Асень в битве со своим родственником, эпирским деспотом Феодором при Клокотнице в 1230 г. прибил к своему знамени договорную грамоту, положения которой были нарушены его врагом, и победил, подобно сыновьям Ростислава Владимировича Тмутараканского95. Нечто подобное – вынесение двух крестов перед исландцами, собравшимися на решающий Альтинг 999/1000 г. и пр. – известно и в сагах96.

«Рече Вячьславъ, озряся на Святую Богородицю, яже есть надъ Золотыми воротами: «А тои ны Пречистеи Госпожи судити съ Сыномъ Своимъ и Богомъ нашим въ сии векъ и в будущии», - читаем мы в Ипатьевской летописи под 1151 г. Уже в 1268 г. Болеслав говорит Шварну Даниловичу: «Я не Литвоу не жалоуюсь, оже мя воевала: немирникъ мои, а воевал мя тако и гораздо, но на тя жалоую, а Богъ боуди по правомъ, тъ то расоудить межи нами». Бог и святые сами невидимо участвуют в битвах: Мстислав в 1174 г. «похвали всемилостиваго Бога и святою Бориса и Глеба, помочь невидимо гонящее». Примеры можно множить97, причём подобное мы видим и в исламской традиции98. Так, как отметил ещё Н.И. Костомаров, как Божий суд воспринималась и Липицкая битва 1216 г.99 Судным местом в памятниках Куликовского цикла выступает и само Куликово поле100. Подобное восприятие войны, равно как и поединка, свойственно и русским былинам. Близкие идеи мы видим и у Козьмы Пражского. Отнюдь не чужды подобные представления были и для Западной Европы. В частности, так здесь воспринимали и победу Ломбардской лиги при Леньяно в 1176 г.101. На фоне всех предшествующих фактов нельзя согласиться и с М.Г. Халанским, который полагал, что представления об участии Небесной Силы в битвах смертных имели книжное происхождение и были подготовлены для распространения в народной среде страшными событиями 1237-1241 гг.102

Божье благословение в одной из поздних летописей – причина побед Олег Вещего: «И потом воева древлян и сиверян, и возложи на них дань благословением Божиим». Если в XVII в., когда писался данный текст из Мазуринского летописца, книжник явно имел в виду Бога христиан, что имеет библейскую параллель в образе Куруша II Великого в книгах Ездры и Исайи, то в «Слове о полку Игореве», строго говоря, вообще непонятно, чей суд подразумевал некогда Боян, обращаясь к Всеславу Полоцкому: «Тому вещеи Боянъ и пръвое припевку смысленыи рече: «Ни хытру, ни горазду, ни птицю горазду суда Божiа не минути»103. Это ещё эпоха двоеверия, а автора данного произведения трудно считать истовым христианином, потому вовсе не обязательно он подразумевал здесь Бога христиан, как полагал А.Л. Никитин. М.С. Грушевский и, насколько можно понять, Г.В. Вернадский, напротив, писали о языческом смысле данного фрагмента. В данном случае можно согласиться с Б.А. Рыбаковым в том, что Боян действительно неодобрительно относился к полоцкому князю-оборотню, ярому язычнику. Но, даже если принять мнение данного исследователя, а также М.Н. Тихомирова о симпатиях к Всеславу автора «Слова о полку Игореве»104, из этого вовсе не следует, что певец XI в. выражал здесь церковную точку зрения. Врагами Всеслава и его общины, напомним, были и новгородцы, большинство из которых, как показали события 1071 г., следует считать христианами лишь по имени. В «Слове о полку Игореве», кроме того, упоминается и «божий суд», произошедший над другим зачинщиком усобиц – Борисом Вячеславичем, хотя автору последнего явно жаль безрассудного юного храбреца: «Бориса же Вячеславлича слава на судъ приведе, и на Канину зелену паполому постла, за обиду Олгову храбра и млада князя»105.

Но вернёмся непосредственно к хазарам и их властителям, имея виду, что перед нами – обычные для людей того времени политико-правовые представления. По справедливому мнению В.И. Мордасова, «Сказание о хазарской дани» в составе наиболее древних русских летописей тоже выражает мнение о божественной предопределённости конца господства хазар. Но само это произведение явно имеет фольклорное происхождение, что отмечал ещё Н.И. Костомаров. «И наидоша я Козаре, седящая на горах сихъ в лесехъ, и реша Козари: «Платите намъ дань», - читаем в летописи. - Съдумавше же Поляне, и вдаша от дыма мечь, и несоша Козари ко князю своему и къ стареишинымъ своимъ, и реша имъ: «Се налезохомъ дань нооу». Они же реша имъ: «Откуду?» Они же реша: «Въ лесе, на горохъ, надъ рекою Днепрьскою». Они же реша: «Что суть въдали?» Они же показаша мечь, и реша старци Козарьстии: «Не добра дань княже, мы ся до искахомъ оружьемь одиною стороною, рекоша саблями, а сихъ оружье обойду остро, рекше мечь, си имуть имати дань на насъ и на инехъ странах.» Се же сбыся все… И бысть володеють бо Козары Русьскии князи и до дьнешнего дьне»106.

Интересно, что сами хазары, особенно простые, вовсе не воспринимались как враги, - скорее как друзья, ненавидимые родичами, и получившие на Руси новую Родину. Такой вывод, который, на первый взгляд, способен шокировать любого, тем не менее, легко сделать при анализе былинного сюжета «Михаил Казарин». Здесь не место выяснять несколько смыслов этой былины, явно «многослойной». Впрочем, последняя особенность обычна для культуры того времени. Так, «многослойным» источником является русский эпос вообще. Так, в «старинах» отражались не только события и явления VI-X или X-XIII, но и XIV-XVI и даже XVII в. И таким же «многослойным» является и эпос иных народов, например, древнеиндийский эпос, «Беовульф» и «Песнь о Нибелунгах»107. Возвращаясь же к былине о Казарине, отметим, что невозможно присоединиться к отождествлению эпического героя Козарина (это некрестильное имя известно даже в XVI-XVII вв.!) с реальным Козариным, упомянутым в ПВЛ под 1106 г. «Повоева Половци ωколо Заречьска, и посла по нихъ Святополкъ Яня, Иванка Захарьича и Козарина, и въгонивьше Половце до Дуная, полон отяша», - читаем в источнике108.

Отметим, что главный персонаж последний довольно рано - как раз-таки в IX-X вв., и это можно довольно чётко датировать, - стал осмысливаться именно хазарин, ставший русским богатырём109. В этом, - в числе всех прочих многочисленных примеров, - выражение единства русского и хазарского народа, равно страдавших от рахдонитской верхушки. Но можно ли вообще доверять эпосу? Ведь в лучшем случае можно сказать, что фольклор, в том числе и эпос, лишь обобщённо отражают историю, причём только так, как она представлялась народу110. Но, несмотря на всё своеобразие эпоса как исторического источника, специально отметим, что он не знает сознательной лжи. Эта история, рассказанная самим народом, а народ сам себе не лжёт и не может лгать.

Подведём определённые итоги. В начале IX в., в связи с гражданской войной в Хазарии великий киевский князь принял титул кагана, что означало претензии на власть над всей Степью, ибо правитель такого ранга, по понятиям того времени, мог быть только один. В 965 г. безвластный, но по-прежнему почитаемый каган, который по-прежнему считался «земным богом», был выведен навстречу войскам русов и их «шипа» (авангарда) - народа печенегов. В обычных обстоятельствах этого было достаточно, чтобы любые враги сдались. Однако в данном случае подобного не произошло. Войска хазар были разгромлены, сам каган погиб. Такое развитие событий произвело потрясающее впечатление на современников и, насколько можно понять, на поколения потомков. По «суду богов» князь-«пардус» Святослав Игоревич получил право на все земли и всю власть прежнего «земного бога», что и обусловило, в конечном итоге, неслыханные успехи этого князя в различных регионах Восточной Европы, подчинение последнему народов с совершенно разными традициями – славян, алан, тюрок, мадьяр и пр. Не стоит в данном случае забывать и самих хазар, порой становившихся воинами Руси, ибо они не меньше страдали от угнетения со стороны рахдонитской верхушки.

1 Гинзбург К. Приметы. Уликовая парадигма и её корни// Гинзбург К. Миф – эмблема – приметы. Морфология и история. Сб. ст. М., 2004. С. 200.

2 Соловьёв С.М. Соч.: В 18-ти кн. М., 1988. Кн. II. С. 98-100; Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования. Т. XIII. СПб.; М., 1881. С. 15; Азбелев С.Н. Летописание и фольклор// Русский фольклор (РФ). Т. VIII. Народная поэзия славян/ Отв. ред. В.Е. Гусев. М.; Л., 1963. С. 4.

3 Забелин И. История русской жизни с древнейших времен. Ч. I. М., 1876. С. 478-479.

4 Крачковский И.Ю. Избр. соч.: В 6-ти томах. Т. IV. М.; Л., 1957. С. 198, 201-203; Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 15-16.

5 Ibn Haukal Abu`l Kásim. Descriptio ditionis moslemicae// Bibliotheca Geographorum Arabicorum. T. II/ Ed. M.J. de Goeje. Lugdani Batavorum, 1873. P. ٢٨٦; Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М., 1963. С. 152; Агаджанов С.Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв. Ашхабад, 1969. С. 78; Новосельцев А.П. Хазарское государство... С. 246. Примеч. 615; Коновалова И.Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы: текст, перевод, комментарий. М., 2006. С. 142. Примеч. 28.

6 Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв.// Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1998 год/ Отв. ред. Т.М. Калинина. М., 2000. С. 314-315.

7 Ibn Haukal Abu`l Kásim. Op. cit. P. ١٥.

8 Новосельцев А.П. Хазарское государство... С. 209, 211.

9 Ср.: Климов Е.В. Титулатура правителя в Древней Руси// Вопросы истории (ВИ). 2013. № 8. С. 153.

10 Долгов В.В. 1). Древняя Русь: мозаика эпохи. Очерки социальной антропологии общественных отношений XI-XVI вв. Ижевск, 2004. С. 20-23; 2). Быт и нравы Древней Руси. М., 2007. С. 154, 335-336.

11 Кривошеев Ю.В. Ярлык и басма. Мифы и реальность во взаимоотношениях Руси и Большой Орды// Власть, общество, индивид в средневековой Европе/ Отв. ред. Н.А. Хачатурян, сост. О.С. Воскобойников. М., 2008. С. 358.

12 Vernadsky G. V. Kievan Russia. New Haven; London, 1976. P. 174; Петрухин В.Я. Князь Олег, Хелгу Кембриджского документа и русский княжеский род// Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1998 год. С. 225; Любавский М.К. Лекции по древней русской истории до конца XVI века. СПб., 2002. С. 85. Ср.: Коновалова И.Г. О возможных источниках заимствования титула «каган» в Древней Руси// Славяне и кочевой мир. Вып. 10/ Отв. ред. Б.Н. Флоря. М., 2001. С. 108-135.

13 Annales Bertiniani// Monumenta Germaniae Historica. Scriptorum. T. I/ Ed. G.H. Pertz. Leipzig, 1925. P. 434; Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т. 3. М., 2002. С. 201; Барсов Е.В. «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси. Т. III. Лексикология «Слова». А-М. М., 1889. С. 377-378; Назаренко А.В. Русь и Германия в IX-Xвв.// Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1991 год/ Отв. ред. А.П. Новосельцев. М., 1994. С. 12-13.

14 Annales Bertiniani. P. 434.

15 Перевод автора.

16 Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т. 2. М., 2005. С. 552-556.

17 Мачинский Д.А. О времени и обстоятельствах первого появления славян на северо-западе Восточной Европы по данным письменных источников// Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья/ Отв. ред. А.Д. Столяр. Л., 1982. С. 7-24; Мельникова Е.А. Европейский контекст возникновения древнерусской государственности// Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 год. Предпосылки и пути образования Древнерусского государства/ Отв. ред. сер. Е.А. Мельникова. М., 2012. С. 258; Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русах. СПб., 1870. С. 108; Сойер П. Эпоха викингов. СПб., 2002. С. 290; Новосельцев А.П. 1). Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. С. 312, 313; 2). Образование Древнерусского государства и первый его правитель// Древнейшие государства на территории Восточной Европы. Материалы и исследования. 1998 год. С. 464. Примеч. 41; 3). Хазарское государство... С. 208; Вернадский Г.В. Древняя Русь. Тверь; М., 1996. С. 270-348; Карташёв А.В. Собр. соч.: В 2 т. Т. 1. Очерки по истории русской церкви. М., 1992. С. 62; Арбман Х. Викинги. СПб., 2006. С. 150-151.

18 Горский А.А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства. М., 2004. С. 56. Примеч. 5.

19 Седов В.В. 1). Русский каганат IX века// Отечественная история (ОИ). 1998. № 4. С. 3-8;2). Конфедерация северно-русских племён в середине IX в.// Древнейшие государства на территории Восточной Европы. Материалы и исследования. 1998 год. С. 246-249; 3). Избр. труды: Славяне: Историко-археологическое исследование. Древнерусская народность: Историко-археологическое исследование. М., 2005. С. 268-280; Сойер П. Эпоха викингов. С. 290; Котляр Н.Ф. Дохристианская Русь: к вопросу о государственности// Восточная Европа в древности и средневековье. Язычество и монотеизм в процессах политогенеза.XXVI Чтения памяти члена-корр. АН СССР В.Т. Пашуто. 16-18 апреля 2014 г. Материалы конференции/ Отв. ред. Е.А. Мельникова. М., 2014. С. 144. См. также: Горский А.А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства. С. 58, 117; Дубов И.В. Славяне, финно-угры и скандинавы на Верхней Волге// Мавродинские чтения/ Отв. ред. И.Я. Фроянов. СПб., 1994. С. 22-23; Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С., Булкин В.А., Дубов И.В., Назаренко В.А. Русско-скандинавские связи в эпоху образования Древнерусского государства (IX-XI вв.)// Scando-Slavica. T. 24. 1978. S. 85; Фомин В.В. Народ и власть в эпоху формирования государственности у восточных славян// ОИ. 2008. № 2. С. 174, 182.

20 Грушевський М. Iсторiя Украϊни-Руси. Т. I. Киϊв, 1913. С. 394; Иловайский Д.И. История России. Становление Руси. М., 1996. С. 13; Третьяков П.Н. У истоков Древней Руси// По следам древних культур. Древняя Русь/ Отв. ред. Б. А. Рыбаков. М., 1953. С. 33; Артамонов М.И. История хазар. СПб., 2002. С. 369; Сахаров А.Н. Дипломатия древней Руси: IX - первая половина Х в. М., 1980. С. 36-46; Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе: Историко-археологические очерки. Л., 1985. С. 237-238; Ловмяньский Х. Русь и норманны. М., 1985. С. 127-129; Орлов Р.С. Художественная культура городов «Русской земли» в IX-X вв.// Труды V Международного конгресса археологов-славистов. Киев, 18-25 сентября 1985 г. Т. 2. Секция III. Жизнь и быт средневекового города. Секция IV. Средневековый город и его округа/ Гл. ред. Б.А. Рыбаков, отв. ред. П.П. Толочко. Киев, 1988. С. 115, 116; Фомин В.В. Народ и власть... С. 174, 182; Горский А.А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства. С. 57. См. также: Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. С. 75. Вопрос о «постоянстве» столицы не должен удивлять: правители ранних государств очень много времени проводили в разъездах. (См. напр.: Глебов А.Г. Англия в раннее средневековье. Воронеж, 1998. С. 167-168).

21 Шаскольский И.П. О трактовке некоторых вопросов истории формирования Древнерусского государства// Мавродинские чтения. С. 4-5.

22 Ср.: Новосельцев А.П. Об одном из древнейших титулов русского князя// Древнейшие государства на территории Восточной Европы. Материалы и исследования. 1998 год. С. 377.

23 Фомин В.В. Народ и власть... С. 185; Грот Л.П. Гносеологические корни норманизма// ВИ. 2008. № 8. С. 115-116. Ср.: Любавский М.К. Лекции... С. 126; Новосельцев А.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. С. 463; Скрынников Р.Г. История Российская. IX-XVII вв. М., 1997. С. 9.

24 Трепавлов В.В. Государственный строй Монгольской империи XIII в.: Проблема исторической преемственности. М., 1993. С. 75-104.

25 Новосельцев А.П. Хазарское государство... С. 138-142.

26 Калинина Т.М. Хазарское государство – кочевая империя? (По сведениям письменных источников)// Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 год. С. 474.

27 Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962. С. 275-281; Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1993. С. 131, 149-151.

28 Гадло А.В. Отражение социальной борьбы внутри хазарского племенного объединения VII в. в памятниках «еврейско-хазарской переписки»// Генезис и развитие феодализма в России. Проблемы социальной и классовой борьбы/ Под ред. И.Я. Фроянова. Л., 1985. С. 18-27; Шинаков Е.А. Племена Восточной Европы накануне и в процессе образования Древнерусского государства// Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 год. С. 68.

29 Новосельцев А.П. Хазарское государство... С. 139. Ср.: Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты до начала XVIII века. СПб., 1887. С. 350-360. О титуле джебгу см., напр.: Древнетюркский словарь/ Ред. В.М. Наделяева, Д.М. Насилов, Э.Р. Тенишев, А.М. Щербак. Л., 1969. С. 222.

30 Там же. С. 405; Новосельцев А.П. 1). Об одном из древнейших титулов русского князя. С. 369, 376; 2). Образование Древнерусского государства и первый его правитель. С. 464.

31 Барсов Е.В. «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси. Т. III. Лексикология «Слова». А-М. М., 1889. С. 377.

32 См., напр.: Плетнёва С.А. От кочевий к городам. (Салтово-маяцкая культура)// Материалы и исследования по археологии (МИА) СССР. № 142. М., 1967. С. 178-179; Гадло А.В. Указ. соч. С. 26; Кляшторный С.Г. «Народ Аспаруха», гунны Кавказа и древнетюркский Олимп// Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1998 год. С. 124-125; Толстов С.П. Древний Хорезм. Опыт историко-археологического исследования. М., 1948. С. 319.

33 Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. М., 1993.

34 Семёнов И.Г. Происхождение и значение титула «хазар-эльтебер»// ВИ. 2009. № 9. С. 161. Ср.: Калинина Т.М. Хазарское государство – кочевая империя? (По сведениям письменных источников)// Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 год. С. 469.

35 Ibn Haukal Abu`l Kásim. Op. cit. P. ٢٣٤.

36 Артамонов М.И. История хазар. СПб., 2002. С. 125-126.

37 Новосельцев А.П. Об одном из древнейших титулов русского князя. С. 372-373.

38 Там же. С. 371.

39 Долгов В.В. Быт и нравы Древней Руси. С. 334; 339.

40 Иное см.: Комар А.В. Поляне и северяне// Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 год. С. 177.

41 Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль... С. 220-229.

42 Грушевський М. Iсторiя Украϊни-Руси. Т. I. С. 396; Ключевский В.О. Соч.: В 9-ти томах. Т. I. М., 1987. С. 145; Новосельцев А.П. Об одном из древнейших титулов русского князя. С. 379; Коновалова И.Г. О возможных источниках... С. 108-135; Горский А.А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства. С. 117-119; Слово о Законе и Благодати// Обнорский С.П., Бархударов С.Г. Хрестоматия по истории русского языка. Ч. 1. М., 1952. С. 179; Ироическая песнь... С. 44; Высоцкий С.А. Древнерусские надписи Софии Киевской XI-XIV вв. Вып. I. Киев, 1966. С. 49-52.

43 Ср.: Пашуто В.Т. Особенности структуры Древнерусского государства// Новосельцев А.П. и др. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965. С. 87.

44 Худуд ал-Алем. Рукопись Туманского/ С введением и указателем В. Бартольда. Л., 1930. Л. 37б-38а; Новосельцев А.П. Восточные источники... С. 310-311. Сведения о том, что титул «хакан» имел правитель буртасов, известное в одном из поздних сочинений (См.: Там же. С. 312. Примеч. 222), на этом фоне кажутся нам достаточно сомнительными.

45 Иванов Й. Богомилски книги и легенди. София, 1970. С. 286; Каримуллин А.Г. К вопросу о генетическом родстве отдельных языков индейцев Америки с тюркскими// Вопросы географии США. (Сборник статей)/ Отв. ред. С.В. Кочубей. Л., 1976. С. 114-122; Гумилёв Л.Н. 1). Дакоты и хунны (к статье А.Г. Каримуллина)// Там же. С. 123-125; 2). Древняя Русь и Великая степь. С. 434. Ср.: Новосельцев А.П. Об одном из древнейших титулов русского князя. С. 368; Карташёв А.В. Собр. соч. Т. 1. С. 61.

46 Новосельцев А.П. Об одном из древнейших титулов русского князя. С. 379.

47 Измайлов И.Л. «Начала истории» Волжской Булгарии в предании и исторической традиции// Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1998 год. С. 103.

48 Ср.: Баглай В.Е. Древнеацтекское государство: структура власти и управления// Ранние формы политической организации/ Отв. ред. В.А. Попов. М., 1995. С. 255-256.

49 Ioannes Scylitzae Synopsis Historianum/ Rec. I. Thurn. Berolini; Novi Edoraci, 1973. P. 276-277; Татищев В.Н. Собр. соч. Т. II-III. М., 1995. Т. II. С. 49, 51; Т. I. М., 1993. С. 111; Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. М., 1991. С. 160-161. Ср.: Толочко А.П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия. М.; Киев, 2005. С. 47.

50 Ioannes Scylitzae Synopsis Historianum. P. 276-277; Ibn Haukal Abu`l Kásim. Op. cit. P. ١٥; Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. С. 159; Новосельцев А.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. С. 473; Шинаков Е.А. Племена Восточной Европы... С. 72. Ср.: Минорский В.Ф. Куда ездили древние русы?// Восточные источники по истории народов Восточной и Центральной Европы/ Под ред. А.С. Тверитиновой. М., 1964. С. 26-27. Об Ибн Хаукале см.: Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. С. 314-315.

51 Ср.: Соловьёв С.М. Соч. Кн. I. М., 1993. С. 113; Голубовский П.В. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. История южнорусских степей IX-ХШ вв. Киев, 1884. С. 68-69; Фроянов И.Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI-X вв.). СПб., 1996. С. 324. Примеч. 232.

52 Ср.: Vernadsky G.V. Op. cit. P. 33.

53 Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962. С. 415.

54 Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. II. Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне. М., 1967. С. 75-76.

55 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. II. М., 1962. Стб. 55; Т. I. М., 1962. Стб. 67; Т. 38. Л., 1989. С. 34; Летописец Переславля Суздальского, составленный в начале XIII века (между 1214 и 1219 гг.)/ Изд. К. М. Оболенским (ЛПС). М., 1851. С. 14-15; Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов/ Под ред. и с предисловием А.Н. Насонова (НПЛ). М., Л., 1950. С. 119, 522; Татищев В.Н. Собр. соч. Т. IV. М., 1995. С. 127; Т. II. С. 50. Судя по выпискам у Н.М. Карамзина, аналогичный текст читался и в Троицкой летописи. (См.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. I. Т. I-IV. М., 1988. Т. I. Примечания. С. 110. Примеч. 393; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. СПб., 2002. С. 86). См. также: Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. С. 234. Примеч. 1. Ср.: Татищев В.Н. Собр. соч. Т. II. С. 50; Полевой Н.А. История русского народа. В трех томах. Т. I. М., 1997. С. 139; Vernadsky G.V. Op. cit. P. 45.

56 Плетнёва С.А. Половцы. М., 1990. С. 19.

57 Фетисов А.А. «Дружинная культура» Древней Руси// Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 год. С. 426-427.

58 ПСРЛ. Т. II. Стб. 52-53; Т. I. Стб. 64-65; Т. V. СПб., 1851. С. 106; Т. 38. С. 33; НПЛ. С. 117, 437-438, 521. В «Летописце Русских Царей» подобный текст отражён весьма кратко и без упоминания образа пардуса. (ЛПС. С. 13). См. также: Липец Р.С. Отражение этнокультурных связей Киевской Руси в сказаниях о Святославе Игоревиче (X в.)// Этническая история и фольклор/ Отв. ред. Р.С. Липец. М., 1977. С. 242.

59 Абаев В.И. Избр. труды: Религия, фольклор, литература. Владикавказ, 1990. С. 488-493.

60 Leo VIII, 6; IX, 12; Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. С. 163-168, 174, 172.

61 Ioannes Scylitzae Synopsis Historianum. P. 276-277; Leo VIII, 7. Ср.: Иловайский Д.И. История России. Становление Руси. С. 51; Гумилёв Л.Н. 1). От Руси к России. М., 1992. С. 48; 2). Древняя Русь и Великая степь. С. 235.

62 Назаренко А.В. Русь и Германия в IX-X вв. С. 72.

63 Бейлис В.М. Ал-Идриси (XII в.) о восточном Причерноморье и юго-восточной окраине русских земель// Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1982 год/ Отв. ред. В.Т. Пашуто. М., 1984. С. 218.

64 ПСРЛ. Т. I. Стб. 65; Т. II. Стб. 53; Т. 38. С. 33; ЛПС. С. 14; НПЛ. С. 117, 438, 521. А. Кёстлер полагал, однако, что Хазария выжила после удара русов и дожила до монгольского вторжения 1230-х гг. (Кестлер А. Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие. СПб., 2001. С. 127-135). Однако, его точка зрения убедительно опровергается другими учеными. (См., нар.: Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. С. 24).

65 См., напр.: Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С., Булкин В.А., Дубов И.В., Назаренко В.А. Указ. соч. S. 85; Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. С. 224.

66 Комар А.В. Указ. соч. С. 141. См. также: Новосельцев А.П. Хазарское государство... С. 182-187.

67 Комар А.В. Указ. соч. С. 175-176.

68 Кузнецов В.А. Очерки истории алан. Владикавказ, 1992. С. 169, 204.

69 НПЛ. С. 417, 438, 521.

70 Данное мнение о происхождении и этнической принадлежности ал-арсийа имеет опору в источниках, принималось и В.Ф. Минорским, и Б.Н. Заходером (Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М., 1963. С. 193-194; Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX-X вв. М., 1962. С. 156-157), так что определённый скепсис А.П. Новосельцева в данном случае (Новосельцев А.П. Хазарское государство... С. 120) мы считаем излишним.

71 Татищев В.Н. Собр. соч. Т. II. С. 50.

72 ПСРЛ. Т. I. Стб. 47-48, 54; Т. II. Стб. 36, 41, 42; Т. 38. С. 28.

73 Там же. Т. II. Стб. 61; Т. I. Стб. 73; Т. 38. С. 37; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 89.

74 Фроянов И.Я. Начало христианства на Руси// Курбатов Г.Л., Фролов Э.Д., Фроянов И.Я. Христианство: Античность. Византия. Древняя Русь. Л., 1988. С. 227.

75 Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. II. М., 1994. С. 271; Фроянов И.Я. 1). Начало христианства на Руси. С. 311; 2). Мятежный Новгород. Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX - начала XIII столетия. СПб., 1992. С. 216; 3). Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.; СПб., 1995. С. 349; Поляков А.Н. Древнерусская цивилизация: вопросы социальной мобильности// ВИ. 2009. № 9. С. 75-77, 80.

76 ПСРЛ. Т. I. 181; Т. II. Стб. 171; Т. 38. С. 76; Т. 25. М.; Л., 1949. С. 7; ЛПС. С. 48; НПЛ. С. 196; Хлебников Н.И. Общество и государство в домонгольский период русской истории. СПб., 1872. С. 171. Ср.: Синягин А.А. Два христианства на Руси// Абаев В.И. Избр. труды. С. 603.

77 Махабхарата. Книга восьмая. О Карне (Карнапарва)/ Пер. с санскрита, предисловие и комментарий Я.В. Василькова и С.Л. Невелева. М., 1990. С. 187.

78 Полывянный Д.И. Средневековая Болгария между Востоком и Западом. Мировые координаты болгарской державной идеи// Славяне и их соседи. Вып. 8. Имперская идея в странах Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы/ Отв. ред. Б.Н. Флоря. М., 1998. С. 20.

79 Русские народные сказки Карельского Поморья/ Сост. А.П. Разумова и Т.И. Сенькина. Петрозаводск, 1974. № 54; Гильфердинг А.Ф. Онежские былины, записанные летом 1871 года. Т. II. М.; Л., 1938. №№ 139, 102, 136, 147.

80 Там же. № 144.

81 Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901 гг. Т. II. Кулой. Прага, 1939. № 1 (213).

82 Русские сказки в ранних записях и публикациях (XVI-XVIII века)/ Вступ. статья, подг. текста и комм. Н.В. Новикова. Л., 1971. №№ 30, 35.

83 ПСРЛ. Т. II. Стб. 287; Т. VII. СПб., 1856. С. 25. Ср.: Глазырина Г.В. Противостояние язычников и христиан накануне Альтинга 999/1000 г.// Восточная Европа в древности и средневековье. Язычество и монотеизм в процессах политогенеза. С. 78.

84 2 Пар. 32:8.

85 ПСРЛ. Т. II. Стб. 801.

86 Ос. 10:13; Зах. 4:6; 9:13; 10:5, 12:3-9, 14:3-5, 12-13; 2:5; Иез. 39:21; Иоил. 3:11-12; Прит. 21:31; Еккл. 12:14; 2 Кор. 5:10.

87 ПСРЛ. Т. I. Стб. 277-279, 284-285; Т. II. Стб. 252, 254-255, 264, 266-269; Т. 38. С. 100-101, 103; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 199, 204-205; Киево-Печерский Патерик// Памятники литературы Древней Руси. XII век/ Общ. ред. Л.А. Дмитриева и Д.С. Лихачева. М., 1980. С. 562; Соловьёв С.М. Соч. Кн. I. С. 376-377; Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования. Т. I. СПб., 1872. С. 196-197; Фроянов И.Я. Начало христианства на Руси. С. 296.

88 Голубовский П.В. История Северской земли до половины XIV столетия. Киев, 1881. С. 90-95.

89 ПСРЛ. Т. II. Стб. 737-738, 752, 761, 798-800, 809, 856-857; Молитва митрополита Илариона// Макарий (Булгаков). История русской Церкви. Кн. II. М., 1995. С. 541; Успенский сборник XII-XIII вв./ Под ред. С.И. Коткова. М., 1971. С. 56; Макарий (Булгаков). История русской Церкви. Кн. II. С. 274, 329, 333-334, 407-408, 506. Примеч. 160.

90 ПСРЛ. Т. II. Стб. 836.

91 Сахаров А.М., Зимин А.А., Корецкий В.И. Церковь в обществе развитого феодализма (XIV-XVI вв.)// Русское православие: вехи истории/ Науч. ред. А.И. Клибанов. М., 1989. С. 91.

92 Повесть о явлении чудотворной иконы Феодоровской// Макарий (Булгаков). История русской Церкви. Кн. II. С. 584; Назаренко А.В. Комментарии// Там же. С. 616. Примеч. 456.

93 ПСРЛ. Т. 25. С. 289.

94 Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 192; ПСРЛ. Т. I. Стб. 270; Т. II. Стб. 244-245.

95 Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т. 5. М., 2005. С. 185-186.

96 Глазырина Г.В. Противостояние язычников и христиан накануне Альтинга 999/1000 г.// Восточная Европа в древности и средневековье. Язычество и монотеизм в процессах политогенеза. С. 78-79.

97 ПСРЛ. Т. II. Стб. 431, 618, 699, 864, 577, 632; Татищев В.Н. Собр. соч. Т. II. С. 118; Соловьев С.М. Соч. Кн. I. С. 317, 398, 400, 404, 550, 557, 574; Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. II. С. 270; Хлебников Н.И. Указ. соч. С. 198; Ключевский В.О. Соч. Т. I. С. 191; Лихачёв Д.С. Устные истоки художественной системы «Слова о полку Игореве»// Слово о полку Игореве: Сб. исследований и статей/ Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. М.; Л., 1950. С. 92; Фроянов И.Я. 1). Мятежный Новгород. С. 216; 2). Древняя Русь. Опыт исследования истории… С. 349;

98 Бейлис В. М. Сообщения Халифы ибн Хаййата ал-Усфури об арабо-хазарских войнах в VII – первой половины VIII в.// Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1998 год. С. 37, 40.

99 НПЛ. С. 57, 257; Костомаров Н.И. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада. Т. 1. СПб., 1863. С. 35.

100 Памятники Куликовского цикла/ Гл. ред. Б.А. Рыбаков. СПб., 1998. С. 101, 116, 119, 187.

101 Гильфердинг А.Ф. Онежские былины. Т. II. №№ 139, 144, 147; Cosm. II, 2. См. также: Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т. 4. М., 2005. С. 294.

102 Халанский М.Г. Великорусские былины Киевского цикла. Варшава, 1885. С. 143.

103 ПСРЛ. Т. 31. М., 1968. С. 36; Ироическая песнь о походе на половцов удельнаго князя Новагорода-Северскаго Игоря Святославича. М., 1800. С. 37. См. также: Ездр. 1:1-4; Ис. 44:28, 45:1-6; Толковая Библия; или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Т. III. Книги: Паралипоменон, Ездры, Неемии, Товита, Юдифь и Есфирь/ Издание преемников А.П. Лопухина. СПб., 1906. С. 203-204; Т. V. Екклесиаста, Песни Песней, Премудрости Соломона, Иисуса, сына Сирахова и Пророка Исайи/ Издание преемников А.П. Лопухина. СПб., 1908. С. 429-433.

104 Никитин А.Л. «Слово о полку Игореве». Тексты. События. Люди. М., 1998. С. 186; Грушевський М. Iсторiя Украϊни-Руси. Т. I. С. 329; Vernadsky G. V. Op. cit. P. 22-23; Тихомиров М.Н. Боян и Троянова земля// Слово о полку Игореве: Сб. исследований и статей/ Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. М.; Л., 1950. С. 180-181; Рыбаков Б.А. 1). «Слово о полку Игореве» и его современники. М., 1971. С. 74-76; 2). Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1982. С. 440-444.

105 Ироическая песнь… С. 15-16; Яценко Б.И. Кто такой Борис Вячеславич «Слова о полку Игореве»?// Труды Отдела древнерусской литературы. Т. XXXI. «Слово о полку Игореве» и памятники древнерусской литературы/ Отв. ред. Д.С. Лихачёв. Л., 1976. С. 303.

106 ПСРЛ. Т. I. Стб. 17; Т. II. Стб. 12; Т. 38. С. 15; ЛПС. С. 4-5; НПЛ. С. 105-106, 433, 513; Мордасов В.И. К истории текста введения «Повести временных лет»// Проблемы истории феодальной России: Сб. статей к 60-летию проф. В.В. Мавродина. Л., 1971. С. 41-42; Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования. Т. XIII. СПб.; М., 1881. С. 44-45.

107 Костомаров Н.И. 1). Исторические монографии и исследования. Т. XIII. С. 64-65; 2). Русские инородцы. М., 1996. С. 121, 122-123; Иконников В.С. Опыт русской историографии. Т. II. Кн. 1-2. Киев, 1908. Кн. 1. С. 19; Липец Р.С. Указ. соч. С. 9-11, 140; Путилов Б.Н. Русский и южнославянский героический эпос. Сравнительно-типологическое исследование. М., 1971. С. 17-18, 282; Балашов Д.М. Из истории русского былинного эпоса// РФ. Т. XV. Социальный протест в народной поэзии/ Отв. ред. А.А. Горелов. Л., 1975. С. 58-59. Ср.: Васильков Я.В. Махабхарата как исторический источник (к характеристике эпического историзма)// Народы Азии и Африки. 1982. № 5. С. 52; Мельникова Е.А. Меч и лира: Англосаксонское общество в истории и эпосе. М., 1987. С. 74-75; Хойслер А. Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах. М., 1960. С. 140-141.

108 Лихачёв Д.С. «Устные летописи» в составе Повести временных лет// Исторические записки. Т. 17/ Отв. ред. Б.Д. Греков. М., 1945. С. 223; Рыбаков Б.А. 1). Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. С. 113-114; 2). Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. С. 166. Ср.: ПСРЛ. Т. II. Стб. 257; Т. I. Стб. 281; 281; Т. 38. С. 102; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 201. Ср.: Смирнов Ю.И. Славянские эпические традиции. Проблемы эволюции. М., 1974. С. 32.

109 Пропп В.Я. Героический русский эпос. М., 1958. С. 352-360

110 Балашов Д.М. Из истории русского былинного эпоса. С. 35; Шептаев С.Л. Поэтика исторических преданий о Разине в свете истории жанра// РФ. Т. XV. С. 102; Гутнов Ф.Х. Политогенез и генезис феодализма на Северном Кавказе// Вестник Института цивилизации. Вып. 3/ Сост. А. Черчесов. Владикавказ, 2000. С. 30. См. также: Путилов Б.Н. Типология фольклорного историзма. С. 177; Васильков Я.В. Указ. соч. С. 54-55, 58, 59-60; Васильков Я.В., Невелева С.Л. Предисловие// Махабхарата. Книга восьмая. С. 11; Долгов В.В. Александр Невский// ВИ. 2015. № 10. С. 22.