Владимир Терещенко. Чья организация лучше?

Немецкий порядок против русского «авось». Историческое противостояние, проходящее под веселое хихиканье наших правоверных западников. Великая Отечественная война внесла в него достойную лепту.
Статья:

(Из цикла «СССР – проектная контора»)

Немецкий порядок против русского «авось». Историческое противостояние, проходящее под веселое хихиканье наших правоверных западников. Великая Отечественная война внесла в него достойную лепту.

Когда смотришь «17 мгновений весны», не сразу понимаешь, чем же так притягателен этот фильм, почему его хочешь пересматривать. А дело в магии немецкого порядка, в его организационном совершенстве. Думаешь: как же можно было победить такую машину?!

Попробуем понять, как.

Военное искусство? Безусловно. Но разве вермахт, за считанные недели завоевавший Европу, владел им в неполной мере? Ни один советский военачальник никогда не принижал мастерства немецких генералов. Мужество, подвиг? Конечно. Это необходимое условие, но недостаточное. Дурную организацию подвигом не спасешь. В 1941 народ убедился в этом. И организация «стала» хорошей.

Мы коснемся лишь нескольких аспектов организационной работы, проведенной государством во время войны.

Россия, которую мы потеряли

На нас пошло первое по экономической мощи государство в Европе, выросшее на щедрых англо-американских кредитах, укрепленное промышленной и кадровой базой завоеванного фашистами континента. Когда поздней осенью 1941 года под Москвой его удалось остановить, страна обнаружила, что лишилась почти половины экономического потенциала. Судите сами.

Утрачена территория, на которой проживало 45% населения, добывалось 63% угля, производилось 68% чугуна, 50% стали, 60% алюминия, 38% зерна, 84% сахара.

Были разрушены 1710 городов и городских поселков (60% общего числа), свыше 70 тыс. сел и деревень, около 32 тыс. промышленных предприятий, 65 тыс. километров железных дорог. 25 млн. человек лишились крова. Страна потеряла 6 тыс. больниц, 33 тыс. поликлиник, диспансеров и амбулаторий, 976 санаториев и 656 домов отдыха, 82 тыс. начальных и средних школ, 1 520 специальных учебных заведений — техникумов, 334 высших учебных заведения, 605 научно-исследовательских институтов, 427 музеев, 43 тыс. библиотек общественного пользования и 167 театров.
Разорено оказалось 100 тыс. колхозов и совхозов, отнято 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. голов овец и коз.

Выпуск проката чёрных металлов уменьшился в 3,1 раза; цветных металлов – в 430 раз; производство шарикоподшипников, без которых не выпустишь ни самолётов, ни танков, ни артиллерии, сократилось в 21 раз.

Трудно представить иную страну, которая после таких потерь смогла бы выстоять и победить.

Дезорганизация и организация

Мы много знаем об ошибках, допущенных руководством СССР вначале войны. Они действительно были. Сказанное вовсе не значит, что страна 22 июня потеряла управление. Власть действовала оперативно и достаточно творчески. 23 июня создана Ставка Главного Командования во главе с наркомом обороны Тимошенко. Но вошедшие в нее два десятка военачальников разъехались по фронтам, и их было не собрать для решения оперативных вопросов. Поэтому вместо нее 10 июля создали Ставку Верховного командования под руководством Сталина. Но не только войска, вся страна нуждались в новом управлении, поэтому 30 июня начал действовать Государственный комитет обороны (ГКО). Централизация управления в военное время – вещь очевидно необходимая. В подвергшемся агрессии СССР она достигла небывалых размеров. Еще 6 мая секретарь ЦК ВКП(б) Иосиф Сталин был назначен Председателем Совнаркома СССР, и вот теперь он возглавил вновь созданный ГКО, а 19 июля и наркомат обороны. Такая «узурпация власти одни лицом» даст возможность быстро принимать самые неотложные решения и их реализовывать. ГКО создавался как чрезвычайный орган. В его состав входило всего пять человек: кроме Сталина его заместитель Молотов, а также Маленков, Ворошилов и Берия. Он не имел своего аппарата, используя для оформления решений аппараты структур, которым решения адресовались, так как его члены входили также в руководящие составы Политбюро, Ставки и Совнаркома. Этим обеспечивалась максимальная оперативность, абсолютный контроль и гибкость в принятии решений. Почти 10 тысяч постановлений за 4 года войны. Космический масштаб.

В важнейших отраслях, регионах и городах действовали уполномоченные ГКО, координирующие работу на местах. А там было что координировать, так как местные органы власти и руководители предприятий получили полномочия принимать собственные решения, касающиеся широкого круга вопросов.

Начавшаяся война не заставила отказаться от государственного планирования. Изменились методы с учетом военных задач и условий, методика расчета показателей, сроков и пр., что обусловило новое качество планового управления народнохозяйственными процессами. Начало войны сорвало выполнение третьего пятилетнего плана (1938—1942 гг.), рассчитанного на мирное строительство. Тогда Госплан СССР экстренно разработал новый, военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г., который учитывал сложившуюся обстановку. С 1943 г. государственное управление стало функционировать на основе не только текущих, но и перспективных планов. Оно разрабатывало уже программы восстановления хозяйства и быта в освобожденных районах.

Создание компактных эффективных органов управления – первое организационное достижение военного времени.

Мы едем, едем, едем в далекие края

Наверно каждый из нас хоть раз менял место жительства, переезжал из одного жилья в другое. От этого оттолкнемся, думая о войне.

24 июня 1941 г. Постановлением СНК СССР был образован Совет по эвакуации. Началась беспрецедентная операция. Перемещались сотни предприятий, десятки тысяч станков, прокатные станы, прессы, молоты, турбины и моторы. Сергей Кара-Мурза в книге «Народное хозяйство СССР» (http://kara-murza.ru/KM_Nar_hoz_SSSR.pdf) пишет:

«В 30-е годы была выработана методология форсированного планирования и реализации целевых программ крупного масштаба, в которых соединялись научные, конструкторские, инженерные и производственные организации. Примером такой колоссальной по размаху программы была эвакуация промышленности из западных областей на Урал и в Сибирь. Эту небывалую в истории операцию Г.К. Жуков приравнял по масштабам и эффективности к крупнейшим битвам Второй мировой войны.

Эвакуировать самолетный или моторный завод — значит демонтировать и перевезти 3—5 тыс. единиц оборудования, в том числе крупногабаритного — прессов, котлов и пр., организовать и перевезти 10—15 тыс. работников, а с семьями до 50 тыс. человек, и на новом месте сразу начать производство, иногда под открытым небом».

В течение каких-либо трёх месяцев 1941 года было эвакуировано в восточные районы СССР более 1 360 крупных, главным образом, военных предприятий. А всего к концу 1942 г. переместили 2593 промышленных объектов с инженерно-техническим персоналом. Темпы перемещений были невероятные. Нарком авиационной промышленности А. Шахурин вспоминал: «Если бы до войны спросили о сроках переброски завода на новое место, ответ был бы один — не менее года. Практически за десять дней октября мы отправили из Москвы не менее восьмидесяти процентов оборудования». Перевезенные предприятия запускались на новых местах за 2-3 месяца, а некоторые – уже во время движения.

В октябре 1941 года началась эвакуация Тульского оружейного завода, а уже в ноябре основная часть его оборудования была размещена в городе Медногорске Оренбургской области. Прибывших 4500 работников было мало, поэтому объявили мобилизацию на «трудовой фронт». Численность возросла до двенадцати тысяч. К январю 1942 года заработали все производственные цеха.

Воронежский завод «Электросигнал» эвакуировали в Новосибирск. 27 октября 1941 года прибыл первый эшелон с заводским оборудованием, а уже 24 декабря была изготовлена первая продукция для армии.

Заводское оборудование Ржевского завода по производству уплотнительных материалов было отправлено в Уфу. Первый эшелон прибыл в конце марта 1942 года. Участник переезда Андриевских вспоминал: «Переезд длился около месяца, питались мерзлой картошкой, которую пытались жарить на касторовом масле. В одном из вагонов установили ручной пресс. На нем изготавливали продукцию и партиями передавали заказчику». Со второго квартала 1942 года завод приступил к работе на новом месте.

Уральский оптико-механический завод родом из Москвы. 7 октября 1941 года ГКО принял решение об эвакуации в Свердловск. За 28 дней вывезли оборудование, лабораторию, материалы, полуфабрикаты, инструменты, техническую документацию, библиотеку, 10 тысяч рабочих с семьями. Потребовалось 10 эшелонов, насчитывавших 630 вагонов.

Омское моторостроительное объединение имени Петра Баранова эвакуировано из Запорожья. Здесь серийно выпускали авиационные двигатели М-11, М-22, М-85. Для его переезда использовали 3000 вагонов. В Омске рабочие и местные жители отличились, проложив за один день по заболоченной местности от омской станции до заводской площадки шестикилометровую железнодорожную ветку. Уже 7 ноября 1941 года прошли испытания первого собранного двигателя М-88Б для бомбардировщиков Ил-4, а с января 1942 завод заработал в полную силу.

В 1941 году советские заводы, несмотря на свалившиеся трудности, сумели передать военным более 6 тысяч танков разных типов, в том числе 2800 танков Т-34 и 1121 машин КВ-1. В Германии, не испытывавшей проблем, в 1941 году было выпущено 3800 танков и штурмовых орудий.

Кроме передислокации предприятий шла эвакуация людей – почти 20 млн. человек, которых нужно было перевезти и как-то расселить на новом месте. Кара-Мурза отмечает следующее:

«Для эвакуации использовался неприспособленный транспорт, основная масса людей оказалась без зимней одежды и обуви, много истощенных и больных. Вокзалы и станции были переуплотнены, происходило смешение эвакуированных со встречными воинскими контингентами. Это должно было вести к эпидемиологической катастрофе. Требовались меры, небывалые даже для военных условий. Такие меры были приняты... В результате за всю операцию не было ни одной эпидемии».

Выдающуюся роль в эвакуации сыграла железная дорога. Железнодорожники обеспечили подготовку и проведение более 50 стратегических операций, осуществленных советскими вооруженными силами в ходе ВОВ, своевременную доставку боеприпасов, горючего, продовольствия. Железные дороги продолжали непрерывное снабжение промышленности сырьем, топливом, металлом, осуществляли пассажирские перевозки. Им удалось связать важнейшие экономические районы тыла в гигантский народнохозяйственный комплекс.

Некоторые цифры:

Перевезено 20 млн. вагонов с солдатами, снарядами, боевой техникой, продовольствием. Ими можно всю Землю 4 раза обернуть по экватору. Поезда шли сплошным потоком, иногда интервал между ними составлял 600-700 метров.

Во время боев под Москвой под воинские перевозки было подано 333 500 вагонов. В ходе подготовки Курской битвы 14 410 эшелонов перевезли целые армии в полном составе.

Для эвакуации людей потребовалось более 1,5 млн. вагонов.

В военное время железнодорожники восстановили 120 тыс. км железнодорожных путей, 13 тыс. малых и около 3 тыс. больших мостов.

Эвакуация – выдающийся пример организационного таланта русского народа и советской власти.

Бабы, дети, пулеметы

К началу войны армия насчитывала 5,5 млн. человек, а в ее ходе было мобилизовано еще 29 млн. – около трети трудоспособного мужского населения. В первом полугодии 1941 года в хозяйстве было занято 31,8 млн. рабочих и служащих, осенью уже 22,8 млн., а в 1942 году 18,4 млн. человек. Дефицит рабочей силы требовал радикальных мер. Была проведена всеобщая трудовая мобилизация мужчин от 16 до 55, женщин от 16 до 50, подростков от 14 лет и даже детей от 12 лет. На предприятия приходили в первую очередь выпускники ремесленных училищ и школ фабрично-заводского обучения, неквалифицированные кадры проходили обучение на рабочих местах, и все это в предельно сжатые сроки и огромных масштабах. Однако не всегда легко заменить настоящих профи. Кара-Мурза пишет:

«Была предпринята большая программа автоматизации и замены дискретных технологических процессов поточными. Этим занялись ученые АН СССР (Институт автоматики и телемеханики и Уральский филиал АН СССР). Было создано большое число автоматических и полуавтоматических станков и приборов, которые резко повысили производительность труда и снизили требования к уровню квалификации. Работы в 1941—1942 гг. стали первым в мире опытом широкой автоматизации массового производства».

Удельный вес женщин среди рабочих и служащих в народном хозяйстве СССР увеличился с 38% в 1940 году до 53% в 1942 году. Вырос он и среди квалифицированных рабочих: машинистов компрессоров с 27 до 44%, кочегаров паровых котлов — с 6 до 27%, токарей по металлу с 16 до 33%, сварщиков металла — с 17 до 31%, слесарей с 3,9 до 12%, кузнецов и штамповщиков — с 11 до 50%, электромонтёров — с 32 до 50%, шофёров автомобилей с 3,5 до 19%, грузчиков — с 17 до 40%. Доля женщин в сельском хозяйстве выросла с 52% до 71%.

Женщины и дети не только заменили мужчин, они обеспечили рост производительности труда благодаря массовой переподготовке. Было обучено в 1941 году 2765 тыс. рабочих массовой квалификации, в 1942 году — 3772 тыс. и за 1943 год 5134 тыс. человек. Через школы фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища в 1941 году прошло 439 тыс., в 1942 году 569 тыс. и в 1943 году 598 тыс. квалифицированных рабочих.

Белые воротнички держат строй

Правильно ориентированная научно-техническая работа тоже из области организационных достижений военного времени. Кроме создания поточных линий, отметим и другие. Ученый Сергей Кара-Мурза восхищается советской наукой того периода:

«Особым качеством советской промышленности стало привлечение для решения технических проблем фундаментального теоретического знания… Государственная система организации науки позволила очень скромными средствами выполнить множество проектов: система реактивного залпового огня «катюша» и ракеты «воздух — воздух», создание кумулятивного снаряда и кумулятивных гранат, мин, бомб, резко повысивших уязвимость немецких танков. Все участники процесса, от академиков до рабочих, продемонстрировали высокую культуру взаимодействия и коммуникативные нормы высшего качества… Они создали первую в мире автоматизированную линию агрегатных станков для обработки танковой брони — производительность труда сразу возросла в 5 раз. Институт электросварки АН УССР под руководством Е.О. Патона… создал линию автоматической сварки танковой брони под флюсом, что позволило организовать поточное производство танков — общая производительность труда повысилась в 8 раз, а на участке сварки в 20 раз. Немцы за всю войну не смогли наладить автоматической сварки брони. На основе развития теории баллистики… были улучшены методы проектирования артиллерийских орудий, способы стрельбы и живучесть артиллерийских систем. Коллектив, возглавлявшийся В.Г. Грабиным, создал лучшую в мире дивизионную пушку 76-калибра ЗИС-3, снизив к 1943 г. ее себестоимость в 3 раза...»

Потеряв Украину, страна практически лишилась источника марганца, без которого не сделать броневой стали. На Урале были разрозненные залежи марганца, которые не разрабатывались из-за ничтожных запасов. Теперь их разведывали, отправляя к ним автоколонны с рабочими и геологами. Геологи отыскивали пятна руды, она выбиралась и той же автоколонной отправлялась на завод. Благодаря найденному решению, на Урале не произошло сбоев производства броневой стали из-за отсутствия марганца. Так же вели дело на Алтае — создавали подвижные временные коллективы геологов, горняков и металлургов. Находили руду, открывали рудник, все вместе работали на добыче. Объем металлургического производства был увеличен вдвое.

Большая заслуга ученых медиков, что страна прошла войну без крупных эпидемий и большого повышения смертности от болезней. В 1941—1943 гг. было сделано 250 млн. предохранительных прививок, 2,5 миллиона противокоревых. Смертность всех пораженных инфекционными заболеваниями составила в 1944—1945 гг. всего 5,1%. В СССР достигли самого высокого уровня возврата в строй - до 72,3% раненых и 90,6% больных воинов.

Кара-Мурза обращает внимание на такое достижение фронтовой медицины, как лечение челюстно-лицевых ранений. Во время ВОВ было целиком излечено и возвращено в строй 85,1% раненых в челюстно-лицевую область. А ведь еще в ходе Первой мировой летальность от таких ранений составляла 53%. Но уже в во время боев у реки Халхин-Гол она равнялась 0,4%, а во время финской войны колебалась от 0,4 до 1,1%. Дело в том, что 63 % раненым в челюстно-лицевую область помощь оказывалась в прифронтовом районе.

Achtung! Partizanen!

Партизаны – естественные «отходы» крупных военных операций. Вырвался из окружения и в лес. Как можешь – мстишь. В первые месяцы немцы легко справлялись с отдельными партизанскими группами, более 90% партизан погибало. Но к зиме бороться с ними становится все сложнее – глубокий снег и лютый мороз не пускают, крепкий шнапс и горячий шоколад удерживают. Наступает зимняя спячка. А когда немец спит, партизаны плодятся. И они к весне так расплодились, что 30 мая 1942 г. при Ставке был образован Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Он координировал действия отрядов между собой и с регулярными армейскими частями, организовывал снабжение оружием, боеприпасами, средствами связи, обеспечивал медицинскую помощь. Штаб проводил в Москве совещания партизанских командиров, помогал готовить и проводить рейды партизанских соединений по тылам фрицев. Управление партизанским движением из единого центра оказалось особенно эффективным при освобождении советской территории в 1943—1944 гг.

Партизаны уничтожили и захватили в плен свыше миллиона фашистов, уничтожили более 4 тысяч танков и бронемашин, 65 тысяч автомашин, 1100 самолётов, разрушили 1600 железнодорожных мостов, пустили под откос свыше 20 тысяч эшелонов.

Организованность партизан наглядно демонстрирует операция «Рельсовая война». В ночь на 3 августа 167 партизанских отрядов Белоруссии, Калининской, Ленинградской, Смоленской и Орловской областей развернули ее по фронту на тысячу километров. В ней приняли участие около 100 тыс. партизан. В первую же ночь они уничтожили свыше 42 тыс. рельсов, а к 15 сентября число взорванных рельсов достигло 214 705.

Помимо этого партизаны уничтожали подвижной состав, мосты, станционное хозяйство. Только белорусские партизаны за время операции подорвали 836 эшелонов и вывели из строя 6 343 вагона и платформы.

Немцы не могут поймать партизан на своей территории, а русские организуют их на чужой.

Тыл в погоне за фронтом

Восстановление народного хозяйства – еще одно достижение советской организации. Безо всяких планов Маршала и кредитов страна восстановила довоенный уровень к 1947 году. Весь секрет в том, что восстанавливать начинали тот час же после освобождения города, района, территории. Фронт несется на Запад, и с той же скоростью чуть сзади – строители.

В освобождённых районах СССР лишь за 1943 и 1944 гг. было введено в действие электростанций мощностью 1 млн. кВт., 1 047 угольных шахт производительностью 44 млн. т угля, 13 доменных печей (немцам за период оккупации Донбасса не удалось восстановить ни одной взорванной печи) производительностью 2,3 млн. т чугуна, 70 сталеплавильных печей производительностью 2,8 млн. т стали, 28 прокатных станов производительностью 1,7 млн. т готового проката в год.

Железнодорожники за 1943 и 44 г.г. восстановили свыше 43 тыс. км железнодорожных путей или 40% их довоенной длины.

Сотни тысяч рабочих, колхозников и служащих вернулись из землянок во вновь восстановленные жилища. За 1943 и 1944 годы было восстановлено и вновь построено 839 тыс. домов в сельской местности и 12 777 тыс. кв. м жилой площади в городах. В них вернулись 5418 тыс. человек.

К 1 января 1945 г. только в Белоруссии было поднято из руин 3406 промышленных предприятий, восстановлено 10 тыс. км железнодорожных путей, 1735 железнодорожных мостов, 1400 км шоссейных и грунтовых дорог.

В восстановлении помогали и военные резервисты. 26 апреля Военный совет 3-го Украинского фронта принял решение об оказании помощи сельскому хозяйству. Его воины в течение первого полугодия 1944 г. восстановили 1520 жилых домов, 51 школу, 27 больниц.

Необходимо отметить, что львиная доля капиталовложений была направлена на восстановление промышленности, особенно тяжелой - 90,3% от общего финансирования. Социальная же сфера, в том числе и здравоохранение, финансировалась по остаточному принципу. Тем не менее, в 1943 — 1945 гг. на освобожденной от врага территории было построено около 6 тыс. больниц и больше 8 тысяч школ, восстановлено, отремонтировано и приспособлено для занятий еще свыше 9 тысяч школ.

Сравним с нынешними благословенными годами. Готовы?

«Выступая на пресс-конференции, посвященной реализации приоритетных проектов ведомства, глава Минобрнауки Васильева заявила, что в 2017 году были открыты 82 новые школы и таким образом, появилось 55 тысяч новых школьных мест – на восемь тысяч больше запланированного.

Гениальная власть! Скоро они начнут учитывать школы миллионами тетрадок или миллиардами страниц.

В предчувствии Штирлица

Быструю индустриализацию Германии в 30-е называют экономическим чудом. Чудо приписывают немецкому организационному таланту и управленческому гению Гитлера. Первые годы Мировой такие оценки вроде подтверждали. Германия превосходила другие страны в экономическим и военном плане, а полученный вермахтом боевой опыт войны нового типа, казалось, не оставлял шансов потенциальным противникам. Лучший военно-промышленный потенциал преумножился благодаря оккупированным к концу 1941 года областям и странам.

Но тут начались странности.

Чтобы разобраться с ними, обратимся к книге «Воспоминания» Альберта Шпеера. Главный архитектор фюрера, создатель имперского стиля, он в начале 1942 года был назначен руководить военной промышленностью рейха и поспособствовал тому, что война не кончилась раньше.

План Барбаросса предусматривал соответствующую подготовку. Шпеер пояснял: «Суть экономики блицкрига сводилась к тому, чтобы заблаговременно оснастить вермахт материальными ресурсами за счет форсированного выпуска, а проблему снабжения военного производства сырьем и топливом решать также и за счет захватов». Но к долгой войне страна оказалась не готова. Немцы неверно оценили промышленный потенциал СССР, а успехи первых месяцев войны усилили эйфорию и притупили чувство опасности. Экономика Германии 1941 года, по мнению журнала «DerDeutscheVolkswirt», была «предельно сходной с экономикой мирного времени».

Ее недостатки Шпеер видел так: отсутствие милитаризации, централизованного управления и планирования, некомпетентность чиновников.

А вот другие изъяны, выявленные Шпеером:

1.Несбалансированные 4-летние планы. Главным планировщиком считался Геринг, по выражению Шпеера «сонливый, питающий отвращение к работе человек». Его управление не только не умело планировать, но и прогнозировать. Уровень компетентности Геринга показывает следующий случай. Когда Шпеер выразил намерение увеличить выпуск паровозов, тот предложил в целях экономии металла делать их… из бетона и стоял на этом несколько месяцев.

2.Программы военного выпуска оказывались несогласованными с частными предприятиями, на которых выпуск основывался.

3.Отсутствие мобилизации всех сил и средств во время войны.

4.Параллелизм в государственном управлении – правительство, вермахт, партия и лично Гитлер, всегда готовый отменить любое решение или принять собственное.

5.Параллелизм внутри самого вермахта: ВВС, ВМФ, СС, сухопутные войска. У каждого свои требования, отсюда хаос в производстве, неравномерная загруженность предприятий. Плюс гражданские чиновники, от всей души плевавшие на военных.

7.Промышленность разделялась на гражданскую и военную. Первая подчинялась министерству экономики, вторая – армейским, что приводило к путанице в выполнении военных заказов, так как часть поставщиков была гражданская.

8.Проблемы с рабочей силой. Получив в территории с населением 250 млн. человек, страна не смогла обеспечить военную отрасль квалифицированными кадрами. Все, что размещалось в оккупированных странах – производство танков, автомобилей, стрелкового оружия, топлива - выполнялось качественно и в срок, а внутри страны царил аристократический хаос.

9.Пренебрежение противовоздушной обороной, что в 44-45 г.г. приведет к беспрепятственным англо-американским бомбардировкам промышленных объектов на всей территории Германии.

В конце 1941 года после поражения под Москвой немцы обнаружили, что у них недостаточно вооружения, а промышленность не справляется. Призванный спасать рейх Шпеер, кардинально улучшил производство военной техники. Но даже его бесспорный административный талант и героические усилия будут из раза в раз разбиваться о немецкий организационный бардак.

Руководители предприятий опасались проявлять рвение из-за надзора региональных партийных гауляйтеров (типа первых секретарей), которые с подозрением относились к образованным профессионалам со своим мнением. Эти же нацистские политруки ставили препоны, если требовалось перенести какое-то предприятие на их территории (опасаясь бомбежек), и еще большие, если нужно было перекинуть кадры с подведомственных им предприятий на чужие.

Технические знания верхушки рейха были невысоки. Поэтому перспективные разработки клались под сукно, а помпезные получали карт-бланш.

Знаменитая ракета ФАУ-2 по мысли Гитлера должна была деморализовать врага. Ее мощность была высока, но и цена лишь в 7 раз ниже «летающих крепостей» В-17. Однако три десятка ФАУ (максимум дневного выпуска) обладали суммарной мощностью 24 т, а сотни бомбардировщиков противника сбрасывали в день до 4000 т бомб, да еще и возвращались домой за новыми. Лишь в конце войны немцы признали этот проект провальным.

Защитить свое небо можно было с помощью уникальной радиоуправляемой ракеты Вассерфаль, сбивавшей самолеты на высоте до 15 км при любой погоде. Однако из-за ведомственных дрязг и ревности создателя ФАУ фон Брауна ее не сумели поставить на вооружение. Подобная же судьба ожидала «секретное оружие» реактивный истребитель «Мессершмидт-262», превосходивший по летным и боевым качествам все истребители противника. Гитлер заставил его переделать в скоростной бомбардировщик, затем - увеличить бомбовую нагрузку, превратив, в конце концов, авиашедевр в «бесполое» создание. Опомнились в 45-м, как раз к майской раздаче.

Шпеер предлагал немцам пойти на жертвы. Давайте, говорит, заморозим лишнее строительство. Что попусту ресурсы тратить? Щас! Борман продолжил строить ставку в Альпах, Заукель – партийного дворца в Веймаре, Гитлер – резиденции под Зальцбургом, Гиммлер – виллу любовницы в Берхесгадене. Общественные и личные парадные сооружения, бронепоезда, парки, замки строились до конца войны всеми высшими наци.

Можно, просит патриот, высвободить из сферы обслуживания и производства ширпотреба 3 млн. пар рабочих рук и отправить на военные заводы родину спасать? Как же без ширпотреба и сервиса! Идет война, а они увлеченно производят шоколад, чулочки и кельнскую воду, гудят в пивных и пыхтят в борделях.

Так может, говорит министр, женщин тогда привлечь? Вот в демократических Англии и США всех на хрен мобилизовали, а у нас, тоталитарных, 2/3 фрау и фрейлин маются без дела. Нет, отвечают, немецкая фрейлин предназначена только для одного производства – немецких детей высшего качества.

В результате до конца войны немцы работают 8 часов в одну смену (лишь 8% во вторую и третью).

Раса господ. Арийцы. Исключительная нация.

Почитаешь Шпеера – поверишь в Штирлица. Что весь тайный коварный план сговора германской верхушки с англосаксами разрушили два пенсионера – пацифист пастор и ученый ботан.

Стоит ли полагаться на русское «авось»

Немецкая организация опирается на лучшие немецкие качества и традиции. Русская организация опирается на лучшие русские - советские качества и традиции. Есть такая поговорка: «Русский крепок на трех сваях – авось, небось и как-нибудь». Ее смысл не столь глуп, как подают всяческие юмористы им. 5-го пункта.

Авось – а во се, что означает «будет по-моему, будет так как я сказал».

Небось – не бо се, что значит «не бывать этому, ни за что, никогда».

Как-нибудь – как ни будь, то есть «во что бы то ни стало, по любому, хоть умри».

Если вдуматься, крепкие, надежные сваи. «Ни шагу назад!», «Победа будет за нами!» Узнаете?

Как видим, в критической ситуации русская организация оказалась лучше. Она в принципе лучше, так как основана не столько на исполнительности, приказе, дисциплинированности, сколько на личной сознательности, способности русских к самопожертвованию и ответственности перед другими. И если кто-то еще не осознал очевидного или берется утверждать противоположное, ответим ему словами Лаврентия Павловича Берия из 13-й серии уже помянутых «17 мгновений»:

- А вас, Мюллер, я попрошу заткнуться!

Владимир Терещенко

Обсудить на https://www.facebook.com/vltereshchenko/posts/222082645223296
Сайт ПРАВОСУДИЯ.НЕТ:
http://pravosudija.net/article/vladimir-tereshchenko-chya-organizaciya-luchshe

23:34