Почему повышение возраста не решает проблемы и какой должна быть пенсионная система XXI века.

Статья:

Почему повышение возраста не решает проблемы и какой должна быть пенсионная система XXI века.

Пенсионная реформа, вошедшая в активную фазу в России во время чемпионата мира по футболу, показала неготовность государства и общества к дискуссиям по социально-экономическим вопросам. Последняя пятилетка проходила под эгидой внешнеполитических проблем и побед, поэтому пенсионная реформа вполне может стать «пенсионной проблемой» — точкой конфликта общества и государства, элит и граждан, который может выразиться в нарастании отчуждения, которое кристаллизуется в падении рейтингов и социальной апатии.

Вполне возможно, что проектировщики надеялись, что пенсионная реформа пройдёт тихо под сурдинку чемпионата и вызовет лишь обострения в соцсетях.

Однако пенсионная реформа из экономической повестки неизбежно перетекла в политическую. Это связано с тем, что власть вместо того, чтобы инициировать дискуссию о состоянии и проблемах пенсионной системы, сразу включила режим «пропаганда».

Впрочем, форсированный «одобрямс» с поддержкой федеральным телевизором не удался.

Пенсионная реформа впервые за многие годы вызвала раскол в партии власти и задела лично Владимира Путина

Как бы ни завершилась пенсионная реформа, она уже испытывает дефицит — дефицит идей. Повышение пенсионного возраста не решает проблему неэффективной пенсионной системы, фактически финансируемой из госбюджета.

Пенсионная (а ещё шире — социальная) система жизнеобеспечения находится в крайне разобранном состоянии. И представляет из себя деградировавшую советскую систему, которую 25 лет безудержно реформируют в разные стороны.

Однако выйти из пенсионного тупика с помощью повышения пенсионного возраста невозможно. Вопрос о пенсиях — это вопрос не только экономический, но социальный, гуманитарный и культурный. Поэтому в корне неправильно сводить его к повышению пенсионного возраста либо размеру денежных выплат.

Пенсионная система действительно нуждается в переформатировании как система, а не отдельный элемент.

Пенсии и проблема экономического мышления

Правящие элиты оказались в тупике не потому, что «денег нет» (с), а потому, что двигаются в монетаристской логике и пытаются свести дебет с кредитом. В основании монопольно-банковский подход: мол, отчисляет человек всю жизнь, а потом будет пользоваться, исходя из накопленного, но когда-то потом и по правилам, которые ещё десяток раз поменяются.

Такой подход совершенно не учитывает такой параметр, как «стоимость денег». Какая разница, сколько ты отчислял, если не понимаешь, что и сколько будет стоить через 5 лет. Согласитесь, пенсия в 5000 рублей в начале нулевых и сегодня — это принципиально разные пенсии с точки зрения «стоимости денег», и никакие дефляторы и индексы инфляции не способны адекватно отразить картину.

Поэтому подходить к пенсиям, как к 25-летним банковским вкладам без права снятия, в корне неверно.

Пенсия есть инструмент социальный, а не финансовый, и она никак не связана с количеством накопленных самим гражданином средств.

Всеобщее пенсионное обеспечение зависит от готовности правящих элит делиться частью доходов государства и ни с чем другим не связано.

Поэтому затеваемая реформа свидетельствует о двух магистральных тенденциях:

  • Первая. Правящие элиты не хотят проектировать и управлять такими сложными социальными процессами, как пенсия. Вместо этого проблема откладывается на будущее, чем, собственно, и является повышение пенсионного возраста.
  • Вторая. Пенсионеры являются опорной группой любой действующей власти. Если повышение возраста для будущих пенсионеров не компенсируется значительным повышением пенсий для действующих или расширением социальных льгот, то отчуждение между элитами и гражданами будет нарастать. Что, собственно, уже происходит среди политизированных граждан — на митингах, в соцсетях и сетевых медиа.

Текущую пенсионную реформу критиковать имеет смысл с точки зрения будущего, раскрывая то, какой должна быть пенсионная система в XXI веке. С учётом всех современных технологий и возможностью «оцифровать» гражданина, чем учесть не только налоговые отчисления, но и все повышающие коэффициенты, награды, надбавки и бонусы.

Потому что бороться за сохранение старой смысла особого нет — просто нет сил, которым важно лоббировать перераспределение доходов государства в пользу поколения 60+. А без сильного лоббистского субъекта в государственно-корпоративной экономике, которой является Россия, крайне сложно достигать результатов.

Пенсионер как опора внутреннего рынка

По большому счёту объём пенсионного фонда не имеет особого значения, потому что все эти средства являются оборотными. Подавляющее большинство пенсий остаётся на внутреннем потребительском рынке: коммуналка, еда, одежда, медицина — вот нехитрая потребительская корзина обычного пенсионера.

Пенсионер — это оптимальный потребитель, который оставит практически все сбережения в экономике. Даже «гробовые» накопления в результате будут работать на внутреннем рынке после смерти пенсионера.

Пенсионер является консервативным потребителем, который готов потреблять исключительно отечественные товары и услуги.

С точки зрения экономических процессов, пенсионер есть потребитель, обеспеченный государственным кредитом. Учитывая консервативность потребления (еда, ЖКХ, медицина, одежда), практически весь пенсионный капитал есть оборотный капитал внутреннего рынка.

Поэтому если внутреннее производство развито, а рынок регулируется государством в пользу национального промышленного капитала, то практически весь пенсионный капитал останется в экономике.

Если страна массово импортирует товары лёгкой промышленности, продовольствие, а экономические субъекты, начиная от банка и заканчивая управляющей компанией, стремятся вывести капиталы, тогда, действительно, пенсионный капитал будет постоянно вымываться.

В таком случае пенсионный фонд будет требовать постоянных дотаций из бюджета, а работающие будут неспособны обеспечить пенсиями пенсионеров.

Однако даже повышение пенсионного возраста не спасает ситуацию.

Единственным способом реанимации пенсионной системы является управление внутренним рынком в интересах расширения собственного производства.

Инвестировать в производство внутри России должно быть интереснее и безопаснее, чем спекулировать и выводить капиталы за пределы.

Увеличение пенсионного возраста суть уменьшение пенсионного капитала. В монетаристской логике, когда не сходится дебет с кредитом, это верный шаг. Однако при уменьшении пенсионного капитала последний от этого не начнёт выполнять оборотные функции на внутреннем рынке и всё равно будет транзитом покидать экономику.

Поэтому ключ к пониманию проблем с пенсионной системой находится не в возрасте, а в том, как оставить пенсионный капитал на внутреннем рынке в интересах роста собственного производства. Собственно, в СССР ввели тотальное пенсионное обеспечение только после того, как обеспечили производство практически всей линейки товаров для внутреннего рынка.

Пенсионный капитал вполне может стать одним из приводных ремней экономического роста — важно его правильно использовать. Тогда, вполне вероятно, не придётся даже вспоминать о таких непопулярных социальных мерах, как повышение пенсионного возраста.

Пенсионер является оптимальным потребителем, однако это не значит, что за его капитал не надо бороться.

Почему современная пенсионная система не работает

Современная пенсионная система России и других республик бывшего СССР представляет собой мутирующую около 30 лет советскую систему. Поэтому без понимания политэкономического генезиса советской пенсионной системы невозможно понять её смысл и значение для государства и общества.

Советская пенсионная система была одним из экономических каркасов, с помощью которых власть структурировала общество.

Такая пенсионная система могла существовать только в государственной экономике, где каждый гражданин является государственным служащим, приписанным к различным коллективам — трудовым, чиновным, спортивным, научным, военным и т. д. Идея фикс большевиков заключалась в том, чтобы создать бесклассовое общество многочисленных коллективов. Гражданину, чтобы быть вырванным из буржуазной действительности, надлежало быть включённым в активную коллективную деятельность. Учёба, работа, кружки по интересам, вечерне-заочное образование, профсоюз, партячейка, спортивная секция — у советского гражданина практически не оставалось свободного времени. Государство старалось занять 100 % свободного времени гражданина для того, чтобы «вести» его от октябрёнка до совета ветеранов.

В подобной системе, где все граждане являются одновременно государственными служащими и принадлежат различным коллективам, возникает строгая иерархия общественных и государственных поощрений и наград. Социальная жизнь гражданина состоит из поощрений, грамот, сертификатов, дипломов, премий и патентов.

Пенсия в советском обществе была вершиной социального успеха и признания, когда гражданин получал от государства по всем заслугам.

В дотошной советской пенсионной системе периода наивысшего расцвета (80-е годы ХХ века) учитывался не только рабочий стаж, но также многочисленные повышающие коэффициенты. Зачастую надбавка к пенсии составляла несколько рублей, однако это была скорее форма признания, нежели денежный бонус. К тому же пенсия означала не столько денежное пособие, сколько возможность пользоваться особыми правами (санатории, дома отдыха, больницы, профилактории, спецмагазины).

Естественно, вместе с крахом государственно-монопольной экономики разрушилось советское общество. Этот процесс проходил естественным путём: советское общество разлагалось на уровне коллективов. Умирали кружки по интересам, дома культуры, КБ и ансамбли баянистов — вырастали банки, холдинги, торговые центры и коворкинги.

Поэтому советская всеобщая пенсионная система в рамках современного общества является уродливой карикатурой на социальную справедливость.

Новая пенсионная система должна отражать структуру общества и сохранять доверие к государству как гаранту этой системы. Государство же заинтересовано в том, чтобы на базе пенсионной системы структурировать общество, не допускать социальных взрывов и гарантировать накопления и сбережения.

Поэтому идеальная пенсионная система для России должна решить диалектическую задачу: соответствовать реальной структуре общества и отвечать политическим задачам государства.

Почему пенсионных систем должно быть несколько

В России сложилось многоукладное общество, в котором роль государства в экономике может колебаться от ничтожного до основополагающего. И московский риелтор, и геолог в Якутии, и инженер-конструктор из Новосибирска обеспечены пенсией по общей схеме. С финансовой точки зрения платежи у риелтора могут быть выше, чем у геолога, следовательно, и пенсия тоже будет выше.

Но ведь с точки зрения как структуры общества, так и интересов государства, такое стимулирование является неадекватным.

Очевидно, что та часть общества, которая трудится в условиях свободного рынка и является либо наёмными работниками, либо предпринимателями, должна быть переведена на западную систему пенсионного обеспечения — накопительно-страховую.

Этот сектор включает все формы частного капитала и может обеспечиваться частными пенсионными фондами.

При этом в России сохраняется высокая доля государства в экономике, что проявляется как в росте влияния государственных корпораций, концернов и банков, так и в попытках государства залезть даже в серые сферы экономики путём налогового давления.

Для граждан, работающих на государство во всех его формах, логично сохранить максимально адаптированную советскую модель пенсионного обеспечения — с повышающими коэффициентами, бонусами и прочими надбавками. Надо сказать, что внутри этой группы граждан уже явственно оформляется группа (по линии нефтяников, газовиков и атомщиков), получающая корпоративные пенсии. Оформилась и отдельная корпоративная пенсионная система у многочисленных силовиков, причём эта система также максимально похожа на советскую.

Поэтому в интересах государства сохранить консервативную пенсионную модель для граждан, занятых в госсекторе в широком смысле этого слова. При этом государству имеет смысл стимулировать создание корпоративных пенсионных фондов.

Таким образом, государство будет давать гарантии только тем, кто включён в соответствующую корпорацию. И в этом смысле корпорация учителей для государства является такой же опорной группой, как и корпорация силовиков. Что отмечается в особом пенсионном обеспечении, которое гарантируется государством.

Отдельной проблемой общества, которая должна быть отражена в пенсионной системе, является проблема нищих стариков и вымирающих территорий.

На повестке дня стоит вопрос о выплате «социальной пенсии» гражданину, оказавшемуся на обочине жизни под старость лет. Такие выплаты сложно назвать пенсией, это скорее спасательный круг от государства человеку, оказавшемуся в крайней ситуации, потому как нищета является социальной бездной, куда может затянуть и в прошлом успешного человека, и хронического неудачника, и жертву обстоятельств.

Однако существующая система социальной защиты не способна справиться с нарастающей проблемой нищеты, потому как ещё по советским лекалам работает с широкой прослойкой пенсионеров вообще.

Нищета одиноких стариков и вымирающие территории, где остались жить пенсионеры и бюджетники (то есть будущие пенсионеры), — вот проблема, которую невозможно решить в рамках существующей пенсионной системы.

Итак, пенсионная система России, адекватная сформировавшемуся обществу и интересам государства, должна быть трёхсоставной.

  • Государственное пенсионное обеспечение. Сохранение «советской» модели пенсии с системой коэффициентов и надбавок. Поддержка корпоративных пенсионных систем и государственные гарантии. Каждая корпорация (учителя, врачи, нефтяники, военные) самостоятельно регулирует пенсионный возраст, рабочий стаж, отчисления внутри корпоративной пенсионной системы.
  • Коммерческое пенсионное обеспечение. Накопительно-страховая система «западного» типа. Поддержка частных пенсионных фондов. Государство не несёт гарантий.
  • Социальное пенсионное обеспечение. Финансирование из государственных фондов пенсионного обеспечения для вымирающих территорий и нищих стариков. Этот пенсионный контур может быть выстроен на базе устаревшей системы «собесов».

Общество готово к восприятию трёхуровневой пенсионной системы. При этом особых надежд на «сытую» жизнь на пенсии нет.

Введя трёхуровневую систему пенсий, государство может снять с себя обязательства перед гражданами, занятыми как в частном секторе, так и на сером и чёрном рынке, — каждый будет заниматься своим пенсионным обеспечением самостоятельно.

Это сэкономит значительные средства через 10–15 лет — после того, как станет выходить на пенсии поколение 70-х, которое уже практически не трудилось в государственной экономике.

Государственная система пенсионного обеспечения будет стремиться к корпоративным формам организации и, соответственно, будет зависеть от состояния дел в экономике.

Социальные пенсии должны представлять из себя не столько финансовые, сколько гуманитарные методы поддержки.

Для умирающей деревни пенсии стариков и зарплаты учителей, фельдшера и участкового — весь оборотный рынок наличности и основа потребительского рынка. Для вымирающих территорий каждая пенсия — это оборотный капитал.

Оцифровка пенсионера

Проблемой пенсионных систем, о которой предпочитают умалчивать, является банальное воровство. Как инвестировали пенсионные фонды и куда исчезали миллиарды в странных аферах?

Самый честный ответ на вопрос о проблемах пенсионной системы лежит в сфере политического умолчания. Если отбросить в сторону политкорректность, то с пенсионной сферой у нас произошло то же самое, что и с банковской: капиталы растворились в офшорной дали, а государство спасало пустые банки из федерального бюджета и спецфондов.

Похоже, что эта тенденция не изменится и в дальнейшем, по крайней мере, пока внутренний рынок не будет насыщен собственным производителем и пенсионный капитал не начнёт выполнять оборотные функции.

При любых реформах пенсионный фонд придётся финансировать из бюджета, и вряд ли отчисления работающих позволят свести дебет с кредитом.
При этом внутренней возможностью для решения пенсионной проблемы является качественно новое администрирование. Современные информационные технологии позволяют полностью оцифровать экономическую и социальную личность гражданина — заработки, траты, налоги, награждения, взыскания, штрафы, состояние здоровья, движимое и недвижимое имущество.

В течение ближайшего десятилетия 90 % пенсий в городах будут представлять из себя безналичные формы, следовательно, необходимо уже сейчас подготовить к этому будущего пенсионера. Фактически речь идёт всего лишь о функциональном расширении проекта «Госуслуги».

В случае с системой социальных пенсий (для вымирающих территорий и нищих) «оцифровка» гражданина также поможет понять масштаб трагедии и объёмы необходимого капитала.

Современные технологии позволяют максимально персонифицировать потребителя, а в случае с пенсионером это не менее важно, чем размер пенсий.

Поколение 40+ уже сегодня должно начать следить за своим пенсионным профилем, так же, как уже следит за оплатой штрафов, состоянием счёта телефона и профилем в соцсети. Тогда для поколения 30- такой пенсионный профиль будет абсолютной нормой, а поколение 20- не сможет вспомнить, что когда-то было по-другому.

Коррекция «пенсионной реформы — 2018»

Итак, «пенсионная проблема» естественным образом политизировалась. Это связано с тем, что, вместо того чтобы развернуть дискуссию о необходимости реформирования пенсионной системы, сразу стал обсуждаться вопрос повышения пенсионного возраста.

Рост протестных настроений и падение рейтингов власти — не результат повышения пенсионного возраста, а реакция на то, что решения принимаются кулуарно и вместо общественной дискуссии включается пропаганда, от которой общество начало понемногу уставать. Поэтому в интересах государства и общества провести максимальную деполитизацию «пенсионной реформы» и вернуть её в русло экспертной, а затем общественной дискуссии о состоянии пенсионной системы в России и необходимости её реформирования.

Уравнительное повышение пенсионного возраста приведёт к углублению отчуждения между государством и обществом, правящими элитами и гражданами.

Вопрос о пенсиях — это вопрос не столько и не сколько о финансах, как видят это экономисты в правительстве, сколько вопрос о справедливости. Для одного пенсия есть вознаграждение за тяжёлый труд и потраченные в молодости силы, для другого — всего лишь банковский счёт, для третьего — единственная возможность не сгинуть от нищеты.

Поэтому задача пенсионной системы — работать с каждой социальной группой и стараться «оцифровать» каждого будущего пенсионера.

Однако, какой бы эффективной ни была пенсионная система, в интересах экономики превратить пенсионный капитал в оборотный для потребительского рынка. Поэтому доминирование на внутреннем потребительском рынке отечественного производственного капитала должно стать приоритетом государственной политики. Чем больше будет доля государства в товарах и услугах, потребляемых пенсионером, тем проще будет государственному бюджету и всем работающим. Соответственно, намного больше ресурсов сможем сосредоточить для будущего.

https://www.sonar2050.org/publications/pensiya-s-p...

13:53